Previous Entry Share Next Entry
Матвеев выиграл суд по проведению марша пенсионеров.
n_p_baranova
23 апреля в воскресенье состоится Социальный марш пенсионеров. Сбор и построение колонны у Ракеты на проспекте Ленина, метро "Российская", далее маршрут марша пройдёт по проезжей части проспекта Ленина до пл.Героев 21 Армии, где состоится зачитывание резолюции.

20 апреля, 11 часов, Ленинский районный суд, судья Грищенко.
Продолжение судебного заседания. Репортаж о предыдущем заседании я уже опубликовала.

Представитель Фурсова и одновременно представитель городской администрации Пащенко Алексей Алексеевич сразу стал придуриваться. Дело в том, что вчера судья обязала его предоставить документы. Так вот, Пащенко принёс все документы только в одном экземпляре, для судьи. Хотя обязан был представить набор документов всем участникам суда. Это − судья, Матвеев, полиция и Фёдоров Максим Анатольевич как заинтересованное лицо.

Судья Грищенко оглашает административное исковое заявление:
− признать отказ в реализации конституционного права собираться мирно и без оружия незаконным… И так 6 раз по всем 6 маршрутам.
− обязать предоставить место проведения демонстрации и согласовать поданное уведомление − 6 раз.
− признать предложение Самарцева С.Е. об изменении места проведения публичного мероприятия незаконным − 2 раза.

Пащенко ссылается по срокам на Гражданский кодекс, статья 191, хотя Гражданский кодекс тут ни причём. Речь идёт о конституционных ценностях, тут применяются специальные сроки.
Уведомление подано 10 апреля, а свой бессмысленный немотивированный отказ администрация Самары написала 13 апреля, на день позже, чем требует закон. Потому что трехдневный срок не «после», а «со дня». День подачи тоже считается.
Цитирую ст.191 ГК: «Течение срока, определённое периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало». А в законе «О собраниях» чёрным по белому написано «со дня получения уведомления»

Матвеев раздал суду и ответчикам толстые пачки − распечатки карт из интернета. Предложенные администрацией 2 маршрута задевают либо школы, либо детские сады, либо храмы.
14 апреля администрация пишет новое письмо, где признаёт, что действительно школы и церкви. − Ну ладно, а вот вам другие маршруты.
Но 14 апреля все сроки вышли. И новый маршрут от Воронежской по Свободе до проспекта Кирова. А там стоматологическая больница!
По проспекту К.Маркса то же самое, повернули в другую сторону, но и там детсад и церковь!
Хотя мы вообще не должны рассматривать их предложение об изменении места от 14 апреля.
Матвеев голосовал против принятия этого закона о 150 метрах. Потому что это абсурдно. Например, вдоль Московского шоссе стоит большой многоэтажный дом, как стена. За этим домом во дворе детский садик. А нам запрещают шествие по тротуару вдоль Московского шоссе.
Абсурдная норма − запрет проходить мимо закрытого детсада в выходной день.

Матвеев тщательно выбирал маршруты. И по карте смотрел, чтобы не было школ и больниц. И лично выходил на все места, осматривал, убеждался, что всё чисто.
И наоборот, не поленился поехать на К.Маркса и на Свободу, сфотографировал ямы и лужи. Без резиновых сапог там пройти нельзя. Да и в сапогах небезопасно. Под грязной водой не видно глубину ямы.
Помните, как мужик утонул в машине? Въехал в такую лужу, а на самом деле это была не просто лужа, а глубокая яма. Ну, из машины его вытащили живым, но сердце не выдержало − умер.

10 апреля в 8-45 подали уведомление. А 7 апреля, якобы, было подано уведомление на проведение 15 пикетов, в том числе площадь 21-й армии, Ракета и д/к «Современник». Это нарушение закона. Уведомление подаётся не ранее15 дней до дня проведения публичного мероприятия.

Представитель полиции, женщина, говорит:
− А мы при чём? Чем полиция ваши права нарушила, что вы нас к суду привлекли?
Матвеев: − Это инициатива суда привлечь вас ко второму моему иску. Если помните, я возражал против объединения двух исков. Но, не как ответчик, а как заинтересованное лицо, вы должны быть на суде. По-любому вы, полиция, обязаны будете нас охранять.

Судья: − Что по всем 6 маршрутам будете ходить?
Матвеев: − Маршруты очень короткие, по 400-600 метров. Мы подстраховались и подали 6 маршрутов, чтобы в итоге путём согласования оставить 1 или 2.

Судья: − Волжский проспект входит в зону ответственности администрации области.
Матвеев: − До Волжского проспекта. Сам Волжский проспект не входит.
(От себя добавлю, а даже если входит − граница проходит по оси улицы. А шествие запланировано по другой стороне Волжского проспекта либо по аллеям набережной).

Судья: − А вот вы указали: либо-либо.
Матвеев: − Я неконфликтный человек, не отказываюсь от компромиссов. Легко можно обсудить эти маршруты и выбрать оптимальный. Наши слуги не идут на диалог с гражданами, а посылают нас митинговать в лесопарк, а шествие − по разрушенным улицам, где ямы и колдобины.
Пусть чиновники проводят субботник по благоустройству не в центре Самары, а на Безымянке.

Затем Пащенко читает по бумажке свой отзыв. По Волжскому проспекту ходить нельзя, потому что в доме на Маяковского 2 частный детский садик «Диалог». На самом деле, детский садик в другом конце дома, ближе к цирку, и на Волжский проспект не выходит, расстояние больше 150 метров.
Мимо фабрики-кухни ходить нельзя, т.к. угроза обрушения.
Подаёт судье очередной документ в одном экземпляре. Да ещё отксерил две страницы вместо трех. Это якобы уведомление о 15 пикетах, поданное неким гражданином Палаткиным 7 апреля. Время проведения пикетов с 7 утра до 22 вечера. Тема пикетов «Пропаганда семейных ценностей».
В ответе 13 апреля и последующих, про пикеты Палаткина не сказано ни слова, просто «иные мероприятия». Понимай, как хочешь. Может, покраска бордюров или подметание асфальта.

Матвеев: − Назовите, за сколько дней до своих пикетов Палаткин подал уведомление?
Пащенко: − Я отказываюсь отвечать на этот вопрос.

Матвеев: − Про 15 пикетов Палаткина мы узнали только сегодня, в отзыве административного ответчика.
Пащенко: − А мы не обязаны рассказывать.
Матвеев: − Обязаны. Закон требует «обоснованное предложение об изменении места и (или) времени».

Матвеев: − Ну, вы же 14 апреля признали письменно, что ваши предложенные 2 маршрута не соответствуют закону. И в подтверждение этого предлагают нам иные адреса.
Пащенко: − Я не могу пояснить, т.к. то письмо не я писал.
(А чего тогда в суд пришёл, если не можешь отвечать на вопросы?)

Матвеев: − Я предъявил вам карты в масштабе, с расстояниями. Все расстояния больше 150 метров.
Пащенко: − По Ново-Вокзальной вы заявили 4 варианта прохода. 1 вариант не проходит по закону, а 3 проходят. Поэтому мы отказали ВСЕ ЧЕТЫРЕ!
Матвеев: − Вы обязаны письменно указать, что 1 вариант вы не согласовываете, а 3 согласовываете.
Пащенко: − Я не могу ничего сказать. Я не специалист в этом вопросе.

Матвеев: − Почему запрещено ходить мимо фабрики-кухни?
Пащенко: − В целях безопасности. Проявляем заботу об участниках демонстрации.
Матвеев: − Демонстрация пройдёт мимо фабрики-кухни в течение 1-2 минут, на расстоянии 10 м от ограждения. А что ж вы вообще не закрыли движение по Ново-Садовой и проспекту Масленникова?
Пащенко: − Один из маршрутов опасен, поэтому мы отказали полностью.

Матвеев: − Мы подали уведомление на 6 маршрутов. И в каждом маршруте по несколько вариантов. Почему вы нам предложили изменить только 2 маршрута, не указывая какие именно? А остальные 4 маршрута?
Пащенко: − Вы получили ответ в соответствии с законом.
Матвеев: − Закон не устанавливает форму уведомления, подаётся в свободной форме. Мы в одном уведомлении перечислили 6 публичных мероприятий. Гражданин Палаткин указал в одном уведомлении 15 пикетов − и все согласовали. В законе написано «место (места)».

Юноша устал и просит разрешения сесть. Матвеев говорит, что это неуважение к суду, он, Матвеев, будет говорить стоя.
Матвеев цитирует главный принцип правового государства: «Граждане имеют право делать ВСЁ, что не запрещено законом. Должностные лица имеют право делать ТОЛЬКО то, что указано в законе».
Пащенко юлит: − Ответ подан в соответствии с законом. По делу он ничего сказать не может.

Судья: − Вот вы считаете, что публичное мероприятие согласовано. А все варианты, они что, все согласованы?
Матвеев: − ДА, ВСЕ. Конституция позволяет ходить и вперёд и назад.

Матвеев полиции: − Вы будете препятствовать нам в осуществлении наших конституционных прав или не будете вмешиваться?
Ответ: − Будет оцениваться компетентными службами.
(А что ж ты, некомпетентная, в суд пришла?)

Полиция: − Мы всегда руководствуемся законом. А когда мы нарушаем закон, то вы можете подать на нас, на полицию, в суд!

Фёдоров: − Представитель администрации 5 раз сказал в суде, что нахождение возле фабрики-кухни опасно для жизни самарцев. Поэтому я прошу зафиксировать это в решении суда.
Фёдоров: − Я пришёл 10 апреля в понедельник в 8-30, но канцелярия работает с 8-45. Я 15 минут подождал и подал уведомление.
Ответ я получил в четверг в 13-50.

ПЕРЕРЫВ до 14-30.
Для того, чтобы Пащенко отксерил документ, который он принёс в неполном виде. Это как раз уведомление Палаткина на 15 пикетов.

После перерыва опять Матвеев задаёт вопрос администрации:
− Правильно ли я понял, что отказ согласовать прохождение по проспекту Ленина от Ракеты до площади 21-й армии обосновывается именно пикетами Палаткина?
Пащенко: − Да.
(Палаткин заявил 15 пикетов по 20 человек в каждом).

Фёдоров: − А как вы обеспечите Палаткину безопасность от фабрики-кухни? Вы Палаткину все 15 пикетов согласовали?
Пащенко: − По первому вопросу − не по существу.
По второму вопросу затрудняюсь ответить.

Фёдоров: − А покажите согласование Палаткину (ответ Палаткину якобы дан 7 апреля).

Матвеев: − Согласование Палаткину незаконно даже по месту: площадь Устинова − рядом техникум и школа №81.
Проходная ЗИМ − техникум КИПТ.

ПРЕНИЯ

Матвеев: − Административный ответчик не применил специальную норму исчисления сроков закона «О собраниях». И ссылается на общий Гражданский кодекс. Поэтому в соответствии с Конституционным судом, считается, что ВСЕ публичные мероприятия согласованы.
Но даже если суд закроет глаза на сроки, то 14 апреля они подтвердили, что 13 апреля были предложены незаконные места.
Соответственно закону нам никакого нового места не предложено. У органа местного самоуправления отсутствует право запретить наше публичное мероприятие.
Уведомление гражданина Палаткина незаконно, подано за пределами срока «не ранее 15 и не позднее 10 дней». Администрация не имела права это уведомление согласовывать. Это если закрыть глаза, что часть адресов Палаткина подпадает под закон №105-ГД − 150 м от школ, церквей.
В соответствии с Постановлением Конституционного суда России от 14 февраля 2013 года орган публичной власти должен предпринять все зависящие от него меры для того, чтобы публичное мероприятие состоялось в заявленном организатором месте и в запланированное время, и не пытаться под любым предлогом найти причины, которые могли бы оправдать необходимость отступлений от предложений организатора публичного мероприятия.

Пащенко в прениях долго жуёт сопли. По делу ничего не сказал. Ни одного доказательства не привёл − «Содержание наших писем не противоречит закону, прошу суд отказать в иске».

Фёдоров: − Лица, замещающие муниципальные должности не умеют считать от 1 до 15, и не умеют измерять расстояния до 150 м.

Реплика Матвеева: − Чиновники администрации глумятся над пенсионерами. Вместо проспекта Ленина отправляют стариков на разбитые окраинные улицы.

Примерно в 15-15 судья Грищенко удалилась принимать решение. Вернулась в 17-45. Зачитала резолютивную часть. Административный иск Матвеева удовлетворить частично. По трём маршрутам можно ходить.

Мы идём от Ракеты до фонтана на Осипенко. Начало в 14 часов.

Баранова Н.П.

?

Log in

No account? Create an account