Previous Entry Share Next Entry
Федерация Самарских профсоюзов уравняла пенсионеров с животными.
n_p_baranova
Чьи права они не собираются защищать.
Ага, и судья Грицык точно так же пренебрежительно высказалась о Российском Государстве и Праве.

11 мая 2017 в Ленинском райсуде Самары слушалось административное дело о правонарушении Сталина Д.И. на Первомайской демонстрации. Полицаи Ленинского РОВД (ОП-5)  составили 5 мая на секретаря горкома КПРФ Сталина Дамира Исламовича протокол по ст. 20.2. ч.5 КоАП РФ. Цитирую, что написано в законе:
«5. Нарушение УЧАСТНИКОМ публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, пикетирования…».

Конкретно, товарищу Сталину вменили нарушение ст.6 ч.2 п.1 Федерального закона «О собраниях».
Сначала даю эту статью 6 полностью:
Статья 6. Участники публичного мероприятия

1. Участниками публичного мероприятия признаются граждане, члены политических партий, члены и участники других общественных объединений и религиозных объединений, добровольно участвующие в нем.
2. Участники публичного мероприятия ИМЕЮТ ПРАВО:
1) участвовать в обсуждении и принятии решений, иных коллективных действиях в соответствии с целями публичного мероприятия;
2) использовать при проведении публичного мероприятия различную символику и иные средства публичного выражения коллективного или индивидуального мнения, а также средства агитации, не запрещенные законодательством Российской Федерации;
3) принимать и направлять резолюции, требования и другие обращения граждан в органы государственной власти и органы местного самоуправления, общественные и религиозные объединения, международные и иные органы и организации.

3. Во время проведения публичного мероприятия его участники ОБЯЗАНЫ:
1) выполнять все законные требования организатора публичного мероприятия, уполномоченных им лиц, уполномоченного представителя органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления и сотрудников органов внутренних дел (военнослужащих и сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации);
2) соблюдать общественный порядок и регламент проведения публичного мероприятия;
3) соблюдать требования по обеспечению транспортной безопасности и безопасности дорожного движения, предусмотренные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, если публичное мероприятие проводится с использованием транспортных средств.

4. Участники публичных мероприятий НЕ ВПРАВЕ:
1) скрывать свое лицо, в том числе использовать маски, средства маскировки, иные предметы, специально предназначенные для затруднения установления личности;
2) иметь при себе оружие, боеприпасы, колющие или режущие предметы, другие предметы, которые могут быть использованы в качестве оружия, взрывные устройства, взрывчатые, ядовитые, отравляющие, едко пахнущие, легковоспламеняющиеся вещества, огнеопасные и пиротехнические вещества или изделия (за исключением спичек и карманных зажигалок), предметы (химические материалы), которые могут быть использованы для изготовления пиротехнических изделий или дымов, горючие материалы и вещества, иные вещества, предметы, изделия, в том числе самодельного изготовления, использование которых может привести к задымлению, воспламенению, иметь при себе и (или) распивать алкогольную и спиртосодержащую продукцию, пиво и напитки, изготавливаемые на его основе;
3) находиться в месте проведения публичного мероприятия в состоянии опьянения.

5. Основанием для деятельности журналиста на публичном мероприятии является редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста. Журналист, присутствующий на публичном мероприятии, должен иметь ясно видимый отличительный знак представителя средства массовой информации.

Итак, товарищ Сталин нарушил пункт 1 части 2, где написано:
2. Участники публичного мероприятия ИМЕЮТ ПРАВО:
1) участвовать в обсуждении и принятии решений, иных коллективных действиях в соответствии с целями публичного мероприятия;

Как именно Сталин умудрился нарушить своё ПРАВО, будет известно в понедельник 15 мая. Пока что судья Грицык зачитала резолютивную часть − оштрафовать Сталина на 10 тысяч за то, что он нарушил своё ПРАВО участника публичного мероприятия.

Ремезов Сергей Евгеньевич, руководитель правового департамента Федерации профсоюзов Самарской области заявил на суде, что ФПСО подала уведомление о проведении 1 Мая «культурно-массового мероприятия» под названием «День весны и труда».

Обращаю внимание − это было не публичное мероприятие, которое проводится в рамках ФЗ-54 «О собраниях», а именно «культурно-массовое мероприятие». Как регулируется проведение культурно-массового мероприятия на федеральном уровне или на уровне субъекта федерации, я не нашла. Но для Самары в таких случаях должен использоваться вот этот документ:
РАСПОРЯЖЕНИЕ
12 мая 2006 года № 193-р
Об утверждении Положения о порядке проведения культурно-массовых мероприятий на территории городского округа Самара


В законе «О полиции» эти понятия «публичное мероприятие» и «массовое мероприятие» чётко разделяются. Читаем ст.12. «Обязанности полиции», ч.1, п.6:
6) обеспечивать совместно с представителями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаторами собраний, митингов, демонстраций, шествий и других публичных мероприятий (далее − публичные мероприятия) безопасность граждан и общественный порядок,

оказывать в соответствии с законодательством Российской Федерации содействие организаторам спортивных, зрелищных и иных массовых мероприятий (далее − массовые мероприятия) в обеспечении безопасности граждан и общественного порядка в местах проведения этих мероприятий;

Так что и полицаи, и теперь уже судья Грицык, сходу нарушили закон. Не имели они права составлять протокол о нарушении ФЗ «О собраниях», когда на самом деле было не публичное, а культурно-массовое мероприятие. И глупая судья Грицык не имела права принимать этот дурацкий протокол в производство.
То, что судья Грицык малограмотная, это я сразу заметила, с первых минут судебного заседания. Дело в том, что эта судья заявила, что аудиозапись можно вести только, если уведомишь судью об этом.
      На самом деле, правила применения средств аудиозаписи (в том числе диктофона) в судебных заседаниях закреплены в ч.7 ст.10 ГПК РФ, в ч.5 ст.241 УПК РФ, в ч.7 ст.11 АПК РФ. Смысл их в том, что любое лицо, присутствующее в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись процесса. Этим правом обладают не только участники процесса, но также и публика. Никаких требований о заявлении ходатайств, получении от суда разрешений на ведение аудиозаписи, даже об уведомлении суда об этом − в них не содержится. Это безусловное право любого лица, присутствующего в зале судебного заседания. Лишь бы само судебное разбирательство проходило в открытом режиме.
Уведомлять судью под протокол нужно лишь тогда, когда планируешь использовать диктофонную запись для дальнейшего обжалования решения суда. Иначе твою запись не примут в качестве доказательства.
Чтобы попусту не спорить с судьёй, я не стала выставлять диктофон напоказ, а спрятала его в сумку. Кроме меня ещё двое вели запись.
Пересказываю самые интересные моменты судебного заседания.

В суде был полицай, который 5 мая (со второго или с третьего раза) составил протокол. И ещё были двое полицаев из Ленинского РОВД (группа поддержки).
Сталин был вдвоём со своим представителем Яндуковым Евгением.
И ещё были человек десять болельщиков (группа поддержки) Сталина. В основном это были пенсионеры. Ведь Сталина судили именно за плакат «Меркушкина в отставку! Вернуть льготы пенсионерам!». Троих пенсионеров вахтёры-охранники просто не пустили в суд, так как у них не было паспортов. Вместо паспортов двое предъявили свои пенсионные удостоверения с фотографиями, а один инвалид предъявил ксерокопию паспорта. Охранник суда их не пустил, что нарушает принцип правосудия − Гласность. И в Конституции написано (ст.123), что судебные заседания у нас открытые.
В Октябрьский райсуд этот же самый инвалид прошёл по ксерокопии паспорта (административное дело на организаторов «Социального марша пенсионеров»). Обязанность охранника следить, чтобы оружие не проносили, а устанавливать личность посетителей − это не его собачье дело.

Напоминаю, что любой человек без документа, удостоверяющего личность, имеет право беспрепятственно входить в здания Европейского суда по правам человека в Страсбурге, Верховного суда США, Верховного суда Великобритании.
      Ага, а Ленинский суд Самары − это уже не публичное заведение, а режимный объект.

Первым допрашивали свидетеля от организатора культурно-массового мероприятия. Это был представитель профсоюзов Ремезов С.Е.
Он сказал, что ФПСО подала уведомление о проведении массового мероприятия в соответствии с Распоряжением главы Самары, а не ФЗ-54. Уведомление было подано 31 марта, за 31 день. В Распоряжении главы так и написано − не позднее 30 дней. А в ФЗ-54, сами знаете, срок подачи − от 15 до 10 дней.
Яндуков: − Вы подавали заявление в полицию (о правонарушении)?
Ремезов: − Нет.
Яндуков: − Можно сделать вывод, что никаких претензий к Сталину вы не имеете.

Сталин: − Что, по-вашему, является правонарушением, что был развёрнут этот плакат? Обязанность полицейских чётко прописана в законе «О собраниях», какие правонарушения должны пресекаться. Это, если человек в маске находится, пьяный… Там не написано про лозунги.
Ремезов:Если вы хотите провести какое-то мероприятие в пользу защиты животных, пенсионеров, вы должны подавать заявку!

Яндуков: − Если мы нарушили регламент публичного мероприятия, то где он прописан?
Ремезов: − Сам регламент в законе не прописан. Каждый может давать своё определение регламента.

Яндуков: − Требование вернуть льготы пенсионерам не соответствует первомайской тематике?
Ремезов: − Лозунг «Вернуть льготы пенсионерам» не соответствует цели проведения этого мероприятия. Федерация профсоюзов не предполагала добиваться каких-то льгот для пенсионеров.

Яндуков: − Хочу обратить внимание, что лозунги (как они говорят «заявленные») нигде не были заявлены. Т.е., в их уведомлении не было обговорено с администрацией ни одного лозунга. С их стороны не подавалось никакого заявления в отделение полиции. С их стороны никаким образом не пресекалось, если они считают, что это нарушение.
Если бы мы не вызывали этого свидетеля, то мы даже не узнали бы, что у них есть мнение, что Дамир Исламович Сталин мог бы нарушить порядок проведения публичного мероприятия. А конкретно − использование лозунга, который не соответствует заявленным. Которые нигде не заявлены. Свидетель сам сказал, что это рекомендованные лозунги, т.е. носят рекомендательный характер, но, ни в коем случае не обязательный. Наше право использовать эти лозунги или не использовать.


Второй свидетель − майор Арискин, заместитель начальника отдела охраны общественного порядка города.
Про рапорт майора Арискина читайте в «Блоге Матвеева» за 3 мая

− Я знаю половину людей в партии. Сталин нёс плакат с информацией коммунистического характера «Меркушкина в отставку! Вернуть льготы пенсионерам!».

− Я стоял за забором. Я не имею права входить на площадь.

Яндуков: − В рапорте вы пишете: «использование плаката не согласованного с организаторами мероприятия».
Арискин: − Организаторы заранее дали полиции перечень колонн и список плакатов, которые будут в каждой колонне. Задача полиции − отслеживать несогласованные плакаты.
Яндуков: − Плакаты «Газпром», «Тепло, свет, уют» тоже были не согласованы.     
Арискин: − Плакат «Газпром» соответствует тематике первомайского мероприятия. Плакат «Льготы пенсионерам» − не соответствует.
Лозунги политического характера не должны быть использованы 1 Мая.
Я не знаю, как мой рапорт попал в материалы дела. Он там вообще не должен быть.
Моя задача − организовать охрану общественного порядка, безопасность граждан.


Третий свидетель − Чубукин Андрей Викторович, эксперт-полицай, который вёл съёмку на площади Куйбышева.

− Моя обязанность − съёмка массовых беспорядков и других противоправных действий.
Если я вижу нарушение правопорядка (драки и т.д.), то снимаю.
Я стоял, ко мне подошёл мой старший и велел снимать − «Вон несут плакат, снимай!»

Яндуков: − Вы не снимали, так как не видели правонарушения?


Яндуков спрашивает полицая (составившего протокол):
− Чьи законные права и интересы были нарушены, в тот момент, когда Сталин развернул агитационный плакат?
Полицай: − п.1 ч.2 ст.6 ФЗ-54 нарушен.
− И чьи законные интересы он нарушил?
− Я не понял вопроса. Своими действиями он нарушил Федеральный закон.

Яндуков: − Поясните, чем отличаются права от обязанностей.
− К чему этот вопрос?
− Ну, вы же ссылаетесь на Федеральный закон №54, часть 2 статьи 6. Ведь гипотеза этой части статьи говорит, что участник имеет ПРАВО.

Гипотеза (если…) − элемент юридической нормы, который указывает на условие, при котором эта норма должна осуществляться и на кого распространяется (адресаты, юридические факты).
Диспозиция (то…) − элемент юридической нормы, который указывает на правило поведения, каким может и каким должно быть это поведение, которому должны следовать участники правоотношений (субъективные права и обязанности адресатов).
Санкция (иначе…) − элемент юридической нормы, который содержит описание неблагоприятных последствий для правонарушителя, мер государственного принуждения, наказания (меры юридической ответственности).

Яндуков: − Вот часть 3 и 4 говорит об ОБЯЗАННОСТИ, и о том, что НЕ ИМЕЕТ ПРАВА делать участник публичного мероприятия. Вы же ссылаетесь на часть 2, где говорится «участник публичного мероприятия имеет право».
Полицай: − Я не взял с собой текст закона.
Яндуков: − Получается, что Дамир Исламович Сталин не нарушил ни часть 3, ни часть 4. То есть, то, что он обязан, он выполнил. И то, что не вправе делать, он не делал. Да или нет?
Полицай: − Я усмотрел пункт 1 части 2.

Судья Грицык то ли придуривается, то ли на самом деле дура:
− По существу вопрос задайте, а не теорию государства и права.

Охренеть! Федеральный судья в судебном заседании заявляет, что Государство и Право Российской Федерации − это малозначительная фигня по сравнению с безграмотным протоколом полицаев.

Яндуков: − Как можно усмотреть правонарушение в праве, которое ему даётся федеральным законом? Получается, он нарушил своё собственное право. Да?
Дамир Исламович Сталин 1 Мая, как первый секретарь Самарского горкома КПРФ принимал участие в публичном мероприятии, проходящем на площади Куйбышева. Организатором которого выступала Федерация профсоюзов Самарской области. В ходе этого мероприятия Сталин не нарушил ни одного пункта части 3 и 4 Федерального закона №54, где чётко прописаны его обязанности и то, что он не вправе совершать. Это подтверждается словами капитана полиции Залогина. Это отражается в протоколе, который он составил. Вместе с тем, Залогин указывает, что Сталин нарушил пункт 1 части 2 статьи 6 ФЗ-54. Считаю необходимым напомнить, что гипотеза этой части предусматривает его права, но никак не обязанности. Составление протокола в части нарушения своих прав является полностью абсурдным. Проанализировав судебную практику, я не нашёл другого такого случая, чтобы протокол составлялся за нарушение ч.2 ст.6. Такого в Российской Федерации ещё не было.
Повторюсь, в своих действиях товарищ Сталин ни разу не нарушил ч.3 и ч.4 статьи 6.
Часть 2 пункт 2 ст.6 ФЗ-54 даёт право товарищу Сталину использовать любую символику и иные средства публичного выражения коллективного или индивидуального мнения, а также средства агитации, не запрещённые законодательством Российской Федерации.
Статья 29 Конституции РФ гарантирует свободу мысли и слова.

Яндуков цитирует Декларацию прав человека и Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Напоминает, что это уже второй протокол на Сталина. Первый протокол судья Болочагин забраковал (вернул полицаям на переделку).

- Сталин воспользовался своим правом, развернул этот плакат, что абсолютно не противоречит ни одному федеральному закону и ни одному закону субъекта РФ.


Сталин:
− Сегодня мы присутствуем при позорном суде, когда судят коммуниста, тем более Сталина. Вы должны знать, что это на всю Россию будет широкий резонанс.
Профсоюзы должны знать, что этот день − защиты борьбы трудящихся за свои права. Никакой там не май, не весна, а именно − труд! Если вы знаете историю этого праздника, то должны помнить, что трудящиеся, которых расстреливали в Америке в первый Первомай, именно боролись за свои права. И плакат «Меркушкина в отставку! Вернуть льготы пенсионерам!», он соответствует той тематике, которая посвящена труду. Мы сознательно пошли на это, чтобы те пенсионеры и ветераны труда, которые здесь присутствуют в зале, знали, что коммунистическая партия и все прогрессивные люди всегда стояли и будут стоять на защите интересов трудового народа.
Ни в коем случае не соглашаюсь, что я совершил какое-то правонарушение. Потому что считаю, что нет тут никакого правонарушения. Объективная реальность такова − в Самаре прошли почти десяток митингов, посвящённых вот этой тематике − «Вернуть льготы пенсионерам" и "Губернатора в отставку». Здесь господин майор Арискин выступал о том, что это политический плакат. Да, это политический плакат! Из истории права, из истории философии мы знаем, что право на восстание, право на сопротивление имеет любой народ. Поэтому ещё раз говорю, что нет никакого правонарушения. А если власти нарушают законы Российской Федерации, то трудовой народ имеет право на сопротивление. И таким коллективным мнением мы выражаем свой боевой настрой. 1 Мая всегда являлся, знаете чем? Это − боевой смотр революционных сил пролетариата. Вот что такое Первомай! А ложные защитники, профсоюзы, скрывают 1 Мая за названием «День весны и труда». Никто не против весны. Весна пришла − все радуются. Давайте, мы тогда объявим общий лозунг «Все люди − братья!». Почему-то, когда доходит до Первомая, до отстаивания своих прав пролетариатом, буржуазия забывает, что «мы вместе». Когда у нас 9 Мая состоялся праздник − у нас «всё общее». Сейчас у нас 11, 12 мая наступило, у нас «всё врозь» получается. Буржуазия признаёт, что трудовой народ имеет право только на рабский труд. Тогда надо было лозунг объявить на 1 Мая, что «Мы за рабский наёмный труд». Тем более, там присутствовал лозунг «Дадим на выборах 106%». Почему про этот лозунг никто не написал? Почему ухватились именно за «Меркушкина в отставку»?

Слушатели аплодируют Сталину.


Потом судья Грицык читает названия документов, имеющихся в деле. Содержание этих документов не оглашается. Опять нарушение закона!

Потом слово берёт опять полицай (составитель протокола о правонарушении):
− Я хотел пояснить, что он нарушил. Участвовал в публичном мероприятии, развернул свой плакат и тем самым мог спровоцировать массовые беспорядки. Всё-таки это был политический плакат и направлен не совсем с целями данного мероприятия.

Интересно, каким образом Сталин мог своим плакатом спровоцировать массовые беспорядки? Сплошные ограждения, даже майор Арискин не мог проникнуть извне к демонстрантам. Также внутри ограждения натыкано полицаев через каждые 5 метров. Смотрите в рапорте Арискина − 1161 сотрудник.
Наглядно эти железные загородки показаны у Матвеева:

Яндуков: − Мог спровоцировать! У нас за «мог спровоцировать» не наказывают! Дамир Исламович не нарушил ни один из пунктов ч.3 и ч.4 ст.6 ФЗ «О собраниях», что сам товарищ капитан подтверждает. А ссылаться на «мог спровоцировать»? Ну, так любой из 30 тысяч участников этого публичного мероприятия тоже мог спровоцировать. Но мы же не будем сейчас их наказывать за то, что они могли сделать. Они же этого не сделали.
Дамир Исламович воспользовался своим правом, которое даёт ст.6 ФЗ-54, даёт ему Конституция, международное право − высказывать свою точку зрения. Он этим своим правом воспользовался, и совершенно законно. Не нарушив ни общественный порядок, ни всё остальное, что определено ФЗ-54. Полицейские составили на него протокол, который абсолютно нелепый.


Итог я уже сообщила вначале − штраф 10 тысяч.
Н.П.Баранова
Заседание суда снято на сотовый телефон:
      На 9 минуте Ремезов указывает, что ФПСО подала уведомление о массовом мероприятии в соответствии с Распоряжением главы Самары, а не ФЗ-54.
  На 15 минуте Ремезов сказал, что Федерация профсоюзов не собирается защищать права пенсионеров и животных.

  • 1
жесть! смешно и грустно...

  • 1
?

Log in