Previous Entry Share Next Entry
Явка в Самаре была 40 процентов
n_p_baranova
(Мы не проиграли выборы – мы их сдали без боя)

На избирательном участке №2902 (Ленинский район, ул.Галактионовская 141, «Политех») я в этот раз оказалась совершенно одна. Ни одного наблюдателя, не говоря уж о членах комиссии с совещательным голосом ни от кого НЕ БЫЛО. Утром явились 4 (ЧЕТЫРЕ) наблюдателя от Синцова (технического кандидата, дублёра Меркушкина) и пятая, возглавлявшая их тётка из администрации. И всё!
Я являюсь членом комиссии с решающим голосом от «Справедливой России». От КПРФ никого не было. То, что член комиссии от КПРФ не пришла, я её не виню. С прошлых, президентских выборов её увезли на «Скорой». Избитая полицаями она провалялась в больнице ровно 30 дней, с 4 марта по 2 апреля (в марте 31 день). Я их, КПРФ-ников, предупреждала заранее, что Марченко не придёт, и что нужно обеспечить присутствие члена комиссии с совещательным голосом и наблюдателя. Если бы нас было трое, или хотя бы двое, я бы этих негодяев с говном смешала. Но в одиночку, у меня не хватило силы воли. Уже поздно ночью председатель комиссии Челноков сказал мне, что всё равно удалил бы меня с участка, несмотря на запрет закона. Пусть даже путём полицейской провокации. Насколько я поняла, присутствие на избирательном участке одновременно 4 наблюдателей от Синцова плюс тётки из администрации нужно было именно для составления протокола о моём хулиганстве, в качестве свидетелей.

Мои передвижения по залу Челноков строго отслеживал. Стоило мне остановиться у стенда с информацией, он сразу строго спросил: «Наталья Петровна! Что случилось?». Подходить близко к секретарскому столу, чтобы разглядеть хотя бы увеличенную копию протокола, я не осмелилась. Именно с этого избирательного участка полицаи меня вытаскивали за руки-за ноги уже 2 раза, выполняя заведомо незаконное распоряжение председателя комиссии. А Марченко избили так, что пришлось вызывать «Скорую».

Начало выборов сразу началось с нарушений. Информацию о доходах и имуществе кандидатов не вывесили. Вместо этого поместили инструкцию для голосования слепых. Очень символично! Мы слепые и глухие бараны, а Меркушкин нас режет и стрижёт!
Количество зарегистрированных на начало голосования избирателей не объявили.
Количество полученных бюллетеней не объявили.
Председатель Челноков объявил, что досрочно проголосовали 209 избирателей (потом это число изменилось). Причём, сколько проголосовали в районной администрации, а сколько непосредственно на участке, не объявили (ст.65, п.7). В администрации проголосовали аж 126 человек, в полтора раза больше, чем на участке. Список, проголосовавших досрочно, председатель не предъявил (ст.65, п.7). Возможно, его и не было, за ненадобностью.
Участок для избирателей был открыт в 8 ч 24 мин. Всё это время председатель вскрывал конверты и опускал бюллетени в урну. Недовольные люди вопили, кому на дачный автобус, кому на работу, а участок закрыт! Несколько раз граждане врывались в зал и требовали жалобную книгу. Председатель Челноков разозлился и обругал женщину полицейскую:
− «Сотрудники полиции! Я же просил не пускать сюда никого!»
Совершенно незаконное распоряжение. После 8.00 граждане имеют право находиться на участке и наблюдать за манипуляциями избирательной комиссии.

Меня посадили за самый дальний стол и дали книгу №9 из списка избирателей. Всего, значит, в списке 9 книг. В этой книге стоит моя подпись под каждой страницей. Вот за эти цифры я отвечаю, что я не оклеветала ни Меркушкина, ни избирательную комиссию. Явка избирателей на нашем участке действительно была всего 40%. Несмотря на то, что я отсутствовала на избирательном участке больше 6 часов, цифры по моей книге № 9 примерно правильные.
Итак, берите карандаш, листок бумаги и делаем простые арифметические вычисления, понятные младшему школьнику. В моей книге зарегистрировано 371 избиратель. На всём участке, согласно ихнему протоколу – 2392. У меня проголосовало 146 человек, из них 30 досрочно и 5 на дому. Всего надомников было 36, а досрочников 210 (по протоколу). Так что средние цифры я выдерживаю. Моя явка 146 х 100 : 371 = 39%. Отнимаем от 2392 мои 371 и получаем на остальных 8 книгах 2021 избирателей по списку. Отнимаем от 1874, якобы, «действительных бюллетеней» из протокола, мои 146 и получаем 1728. Теперь вычисляем явку по остальным 8 книгам, 1728 х 100 : 2021 = 86%!!! Это круто!!! 39% и 86%! Охренеть!
Я, Баранова Наталья Петровна, член участковой избирательной комиссии №2902 утверждаю, что члены избирательной комиссии во главе с Челноковым В.В. совершили уголовное преступление. Да, и моя доля вины здесь есть. Я не осмелилась бороться в одиночку. Но факт вброса зафиксирован моими подписями в книге №9. По моей книге явка 39 процентов, а по остальным – 86 процентов. Это весомое доказательство.

В протоколе указано 1874 действительных бюллетеней. Теперь считаем примерный процент голосов за Меркушкина. Значит, средняя явка была 40%. Итак, 2392 х 40%, делим на 100 и получаем 957 человек проголосовало на самом деле. Отнимаем из ихних 1874 «действительных бюллетеней» действительных 957 человек и получаем ВБРОС 917 бюллетеней. В протоколе Меркушкину нарисовали 1703 голоса. Отнимаем фальшивые 917 и получаем 786 голосов за Меркушкина. Примерно. Теперь считаем процент 786 х 100 : 957 = 82 процента за Меркушкина. За Матвеева 76 х100 : 957 = 8 процентов. Остальные избиратели не пришли на досрочные чрезвычайно сверхсрочные выборы.
Значит, из 786 голосов за Меркушкина были 210 конвертов с досрочными голосами, и 35 маразматических старух-надомниц. Избирателей, осознанно отдавших голос за действующего «губернатора» всего 551 на 2392 человек по списку. Вот она самарская ментальность! Ни на выборы не пришли, ни наблюдателями, чтобы помешать жуликам и ворам. А потом ноют и плачут, что плохо живут.
Меня морально убивает ещё одно обстоятельство. По ихнему фальшивому протоколу Меркушкин набрал 1703 х 100 : 1874 = 91%. Стоило ли так надрываться, если без всяких махинаций Меркушкин и так выигрывал выборы?

Чтобы я не мешала вбросу, меня отправили с переносной урной голосовать на дому. В помощники дали двух молодых наблюдателей от Синцова. Нарушен закон (ст.66, пп.9 и 14). Должны быть наблюдатели от разных кандидатов. Если таких нет, то посылают одного наблюдателя и, цитирую п.9: «не менее ДВУХ членов участковой комиссии с правом решающего голоса». Так как остальные члены комиссии участвовали в преступлении УК ст.142 1 «Фальсификация итогов голосования», то с участка убрали именно меня. Ушли мы в 12.30, вернулись в 19 часов. Мы пешком обошли более 40 адресов. Не всех застали дома. Соцработники перестарались и заказывали урну для тех, кто и не собирался голосовать. Проголосовали 35 человек. Со второй урной ходили только по одному адресу. 35 и 1! Понятно, что председатель имел цель удалить с участка именно меня. Из 35 человек только 2 проголосовали за Матвеева. Остальные убогие, обоссаные и обосранные, старухи и старики голосовали строго за Меркушкина. Про «обосранные» не преувеличение. Кто ходил с урной по домам, тот знает. Одной бабке, после того как она проголосовала, я рассказала, как Меркушкин украл народные пожертвования на Крым и отдал своему родственнику на семейный бизнес. Она расстроилась, почему я ей раньше не сказала? А раньше я не имела права. Когда мы вышли от неё, мой молодой «пастух» от Синцова-Меркушкина пробовал было возникать:
− «Наталья Петровна! Я прошу вас не высказывать при избирателях своё мнение про Меркушкина!».
Я ему ответила:
− «Я же не спорила, что у вас на дому голосует молодая здоровая 28-летняя кобыла. Я молча выдала ей бюллетень, хотя это нарушение закона (ст.66, п.7). А про Меркушкина я сказала чистую правду. Только после того как старуха проголосовала, я сообщила ей, что за тварь этот Меркушкин. Я-то закон не нарушала. Так что, я закрываю глаза на ваши махинации, а вы закрываете глаза на моё бухтение про Меркушкина».
Когда мы обошли почти весь участок, Лариса из администрации прислала нам машину. Понятно, что вброс прошёл успешно и можно Баранову возвращать.

После закрытия участка, секретарша должна была опросить ВСЕХ членов комиссии об итоговых цифрах по всем 9 книгам. И каждый член комиссии должен громко назвать итоги (ст.68, п.6). Так вот, секретарша спросила только меня. Результаты голосования по другим книгам её не интересовали. Видимо, это уже не имело значения. Всё равно проверять эти книги никто не будет!
Повторяю, что если бы за моей спиной находился самый завалящий наблюдатель, который подтвердил бы в суде, что я не ругалась матом и не дралась, я могла бы испортить этим подонкам ихнюю малину. Но я была одна.
Судебные дела по этому избирательному участку (Галактионовская 141) длятся по сей день. Именно с этого участка полицаи 2 раза вытаскивали меня насильно, а Людмилу Марченко полицаи тащили так усердно, что вывихнули ей руку.
На днях, 3 сентября, в Ленинском суде я отбилась от иска главполицая Самарской области Стерликова. Этот «генерал юстиции» подал иск о распространении мной сведений порочащих его деловую репутацию. Речь в моих статьях шла именно о выборах. Я два года писала в интернете, что в Ленинском районе Самары президента вообще не выбрали!
Этот факт, документально подтверждён. У нас с Марченко есть письма от Михеева, председателя облизбиркома, где написано, что 11 протоколов из 20 действительно подписаны людьми, лишёнными своих полномочий (ст.68, п.27).
В самом центре Самары образовалась аномальная беспрезидентская зона. Теперь мы можем без всяких восстаний и «Майданов», на вполне законных основаниях провести местный референдум и присоединиться, например, к Казахстану. А чо такого? Имеем право! Власть президента России на нас не распространяется!

Несостоявшиеся выборы президента, фиктивные выборы хрен знает кого, типа «губернатора». И после этого русские ещё обижаются, что над ними все смеются и презирают.
Старый «Колыван» из Мордовии «опустил» всю Самарскую область. А мы, молча одев штаны, делаем вид, что ничего не было.

Баранова Н.П. 16 сентября 2014

  • 1
Спасибо! Отлично показана изнанка этих псевдо-выборов.
Вся эта выборная кампания - одно сплошное нарушение. "Колыван" походу нарушил вообще всё, что только возможно было нарушить. Даже неискушенному избирателю видна масса нарушений.
Письма избирателям через базу ГАС "Выборов" - это вообще явная 272 УК.
Смущает другое - на сайте Избиркома серьёзные жалобы только от Пеуновой и её доверенных лиц. Ну и от КПРФ есть парочка по делу.
А что же допущенные к выборам кандидаты? Где их жалобы в облизбирком о том, что они в своих бложиках пописывают? Почему не организовали полноценное наблюдение? Почему откровенно просто слили "выборы"? Или их тоже старый "Колыван" опустил и они "молча одев штаны" делают вид, что ничего не было?
По меркушкинскому закону только они вправе и наблюдателей ставить, и в суде итоги "колывана" отменять. У всех других это право закон отнял...
вывод один - маряхины/матвеевы/белоусовы недалеко ушли от синцова.
Все они просто откровенно помогали "колывану" надуть всю область.
однако остается вопрос - почему КПРФ тоже на все откровенно забила?
может с "Колываном" что делют?

В Питере тоже был беспредел, Вы не одиноки). Удаляли независимых ПРГ-шников и наблюдателей, кое-где были очень большие цифры по досрочке и голосованию на дому, переписывали протоколы в ТИКах. Вообще не вносили в списки досрочников из ТИКов и ИКМО. Переписывали протоколы так, что в ГАС-выборах по арифметике количество всех выданных бюллетеней меньше, чем количество в урнах, более чем по 200 УИКам). Про нарушения прав и невыдачу протоколов уже не говорю. Досрочников было столько, что возмутился сам Чуров). При этом по губернаторским выборам в кандидаты не допустили никого, кроме неизвестных спойлеров, по муниципальным почти нигде тоже не допустили нормальных. Так что столько стараний - из-за процента явки и (зачем-то) легитимизации того же губернатора. В суд могут подать только избиратели и кандидаты, а кандидаты в губернаторы подавать не стали, а зачем им-спойлерам отстаивать права? Чтобы попросить видеозаписи (по моему УИК по протоколам число избирателей в день голосования в помещении по губернаторским и муниципальным выборам различается в 3 раза, красиво), надо опять же заявление от кандидата или избирателя. Я вот ехала с тех выборов домой и думала: может, выйти нафиг из состава той комиссии (я там единственный независимый и удаленный ПРГ-шник)? Вот смысл, без фото-видео и доказательств, без принятия жалоб, без выдачи копии протоколов, да с удалением там быть? И зачем вообще при таком цирке идти голосовать, время тратить, если и без избирателя в ТИКе все нарисуют?
А еще эти выборы в Питере наблюдали международные наблюдатели, которые подтвердили, как и СПбИК, что все отлично, жалоб и замечаний нет. Международные наблюдатели из тех же, кто наблюдали за Крымским референдумом.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account