Previous Entry Share Next Entry
Маликов, Самарский Росреестр
n_p_baranova
    Больше года «Гражданская инициатива» пытается привлечь внимание правоохранителей к махинациям с недвижимостью в Самарском Росреестре. Сочиняя очередное заявление о преступлении, я полезла в интернет узнать, когда именно Маликова поставили руководить Росреестром. То есть, с какого времени начинается отсчёт махинаций. Набрала ключевые слова «маликов росреестр самара» и на тебе, статья из живого журнала Савы Морозова за 16 марта 2015 года про Маликова. Суть статьи такая, кто-то прислал информацию нескольким блогерам, осмелились опубликовать только двое – Сава Морозов и Алексей Сиверкин (других не видела).
Оригинал статьи можно прочесть здесь
http://mosmonitor.ru/articles/rights/nevidimyiy_osobnyak_i_nedvizhimyiy_aysberg_registratora_malikova

     Я предлагаю гражданам сильно сокращённый вариант этой стать, так как там много воды, несуразностей и неточностей.
     У меня на руках есть документ, ответ областной прокуратуры потерпевшей Макушевой:
«Срок предварительного следствия … продлён … до 29.07.2015. …установлена причастность … 57 лиц … 11 лиц содержатся под стражей».
Вот скан прокурорского письма от 26.05.2015.


     Заявление о преступлении Росреестра мы вместе с другой потерпевшей Пылковой уже сдали 6 июля сразу в 2 инстанции – в Самарский РОВД (ОП-6) и в межрайонный следственный отдел по Куйбышевскому и Самарскому району. Росреестр находится в Самарском районе (ул. Некрасовская, 3).
     Итак, читайте про махинации гражданина Маликова в версии неизвестного мне «Московского монитора».
Невидимый особняк и недвижимый айсберг регистратора Маликова
МОСКОВСКИЙ МОНИТОР 7 марта 2015 г. 20:33 Александр Седунов

     Росреестр в Самаре имеет статус нейтральной Швейцарии, в чиновничьих, силовых и медийных войнах практически не участвует. В случае Швейцарии это связано с тем, что воюющие стороны держали там мутные деньги и чужие золотые зубы. Регистраторы же хранят права собственности, происхождение которых иной раз не многим лучше, чем упомянутые золотые зубы.
За два десятка лет с момента создания самарский Росеестр ни разу не подвергался системным и глубоким внешним проверкам правоохранительных органов, а по внутренним показателям традиционно входит в десятку лучших. Местная пресса под завязку забита ласкающими материалами, а о редких набегах контролёров на сайте Росеестра можно найти лишь куцые записи, там же лежат победные реляции о борьбе с коррупцией бессменного предводителя этой структуры Вадима Маликова.

     Однако есть и оборотная сторона жизни государева регистратора, без согласия которого ни одна криминальная сделка не пройдёт. Как тонко заметил всё тот же Маликов: «Максимально облегченный порядок регистрации и появление альтернативных способов подачи заявлений для одних граждан создает благоприятные условия для легализации своего недвижимого имущества. Для других – широкие возможности для манипуляции при оформлении недвижимости. И главным судьей в этом процессе становится государственный регистратор, на котором лежит ответственность за принятие окончательного решения». Эта ответственность так и манит стать рентабельностью. Удаётся ли Вадиму Маликову и его сотрудникам избежать соблазна?

     Статистика говорит о том, что только в 2014 году возбуждена сотня уголовных дел и посажено два десятка самарских мошенников, которые успешно и многократно «решали вопросы» с «главным судьёй в этом вопросе». И ведь не мудрено, если то были разовые случаи подтасовок документов. Можно было бы списать на случайность, качество подделки документов или человеческий фактор. Но во всех выявленных правоохранителями преступлениях, речь идёт об открытом и «потоковом» мошенничестве, в результате которого по грубым схемам была уворована недвижимость на миллиарды рублей.
     Добросовестно и бескорыстно ли «заблуждались» сотрудники Маликова? Время на размышления они себе оставили достаточно, ведь только в Самаре действует правило, по которому после подачи ошибочного комплекта документов происходит трёхмесячная приостановка. По сложившейся деловой практике это случается с 50% вероятностью. Безусловно, зачастую  виной тому правовая безграмотность и неаккуратность самих заявителей. Однако, по расхожему в местной бизнес-тусовке мнению, регистраторы отвели себе время на банальное вымогательство. У заявителей, которые находится в финальной стадии мошеннического, девелоперского или любого иного проекта, как правило, критично горят сроки. У бизнесмена тикает кредитный счётчик и пока не получено свидетельство о собственности, он будет платить банку из своего кармана. У мошенника опаиваемый алкоголик, с которого списывается квартира, может бестактно выйти из запоя или шум поднимут спохватившиеся родственники. При хищениях муниципальной или федеральной собственности тихий консенсус с Росеестром  –  первейшее дело, так как если не договориться с регистратором, то оказавшийся у Маликова комплект документов может уплыть прямо в ГУВД и лечь в основу уголовного дела по ст. 159 УК РФ. Каждый день у Росеестра возникают подобные ситуации, которые объединяет повышенная и деятельная готовность заявителя к переговорам, так как анализировать и отправлять на доработку документы регистратор может бесконечно. Систему аффилированных юридических лиц – «консультантов» все знают прекрасно, поэтому желающие договориться и способные оплатить – договорятся и оплатят.   
     Показательна история гражданки Тюменцевой И.В., однокурсницы Вадима Маликова по юридическому факультету СамГУ.  Деятельность её преступного сообщества описана в материалах сорока уголовных дел, установлена причастность к преступлениям 44 лиц.
     Банда Тюменцевой действовала системно и масштабно – одни соучастники находили отягощённых лишней недвижимостью одиноких алкоголиков и наркоманов, другие их спаивали или убивали, третьи переоформляли недвижимость на подставных лиц. Сотрудники Вадима Маликова Мариничева Л.А., Храмушин И.А., Дэц Л.Э. и группа «неустановленных следствием лиц» помогали его однокурснице с оформлением документов и принимали участие в качестве наводчиков, за что и получили реальные сроки. Лично Тюменцева с Маликовым особо старалась не светиться, но с его окружением общалась открыто и была на короткой ноге. Для прикрытия деятельности использовались ООО «Фемида», ООО «Азбука жилья» и ООО «Поволжье» (американская франшиза Сentury- 21).
     До некоторого времени Тюменцева, видимо, вполне удачно гармонизировала интересы мира чиновников и мира уголовников, так как была у этой ОПС и криминальная крыша. Сожитель однокурсницы Маликова Магомедов Инсалдибир Анасович − родной брат Магомедова Шамиля (Шамиль Смолянский), куратора дагестанской ОПГ на территории России от ОПГ Деда Хасана. Следственной группой установлена связь Тюменцевой с Индеровым Александром Геннадьевичем («Лысый») лидером ОПФ в г.Чапаевск, а также Юсуповым Аллаудином Нурадиновичем, авторитетом из г.Жигулёвск, которые специализируются на самарской недвижимости.

На тревожные мысли по поводу заинтересованности регистраторов в действиях Тюменцевой и ей подобных наводит и то обстоятельство, что самарским правоохранителям уже второй десяток лет не удаётся договориться по поводу установки камер в местах приёма документов. Эта простейшая мера резко бы упростила раскрытие преступлений, основанных на подаче документов по паспортам удерживаемых в заточении или запое жертвам мошенничества, а то и вовсе покойников. Однако «главный судья в этом процессе» не торопится допустить к тонким процессам регистрации прав собственности любопытные глаза полицейских. Для статистики органам сдаётся мелкое жульё, которое денег много не несёт, а в качестве подтверждения бдительности регистратора подходит отлично.
     Другой яркий пример − дело ОПС Вадима Кужилина, по которому десяток муниципальных чиновников получили реальные сроки. Общеизвестно, что творческий подход в этой сфере царил и до Кужилина, так и после него, «гиблый кабинет» Кужилина уже начал плохо действовать и на его наследника Константина Елфимова, заместителя руководителя Департамента управления имуществом г.Самара. Но по ряду причин в зубы правоохранителей попал именно Кужилин и его подельники, относительно которых Губернатор Николай Меркушкин в интервью местным телеканалам заявил: «Были проданы квартиры, которые предназначались для переселения из снесенного ветхого жилья. Это доказано уже по 24 квартирам, сейчас в работе еще 48 квартир, а всего в такую схему попали более 240 квартир в Самаре. Это более миллиарда рублей».

     Спрашивается – неужели регистраторы не видели, что муниципальная недвижимость для бедолаг из самарских развалюх массово оформляются на подставных  лиц и перепродаётся? Это ведь не разовый эпизод, а промышленно поставленное мошенничество. Украденные квартиры потом пустовали, очередники от этого были, мягко говоря, не в восторге, а в прессе поднялся шум. Но регистратор и тут проявил избирательную слепоту.  Более того, когда дошло до уголовных дел, на помощь серийным ворам муниципальной недвижимости пришла мать всё того же Вадима Маликова, бывший начальник следствия самарского РУВД, а ныне член коллегии «Самара-адвокат» Валентина Петровна Маликова, 1939 года рождения.

     Именно она встроила сына, культуролога по первому образованию в новорожденную систему регистрации прав собственности. Сама же она покинула органы правопорядка и перебралась на тучную ниву защиты интересов бандитов и проворовавшихся чиновников. Особенно примечателен тот факт, что Валентина Маликова попыталась защитить от правосудия как одного из ключевых членов ОПС Кужилина Романа Любицкого, так и бывшего руководителя департамента по управлению имуществом Самары Сергея Уколова, действовавшего по аналогичной схеме.
     Быть может, это просто конспирологические домыслы, но вот только адвокатский статус матери Вадима Маликова даёт идеальное прикрытие для общения с мошенниками и уголовниками, заказчиками разного рода махинаций с муниципальной недвижимостью, да и не только с ней. В раскрученном благодаря титаническим усилиям Александра Хинштейна деле о хищении более миллиарда рублей у тысяч вкладчиков «Волга-Кредит-банка» мы обнаруживаем всю ту же вездесущую адвоката Маликову, активно помогающей деньгам тысяч вкладчиков отдалиться от их погрустневших владельцев.


Личный кадастровый офшор Вадима Маликова
     Исходя из презумпции невиновности, нужно думать, что многоликие кужилины-уколовы–тюменцевы лишь пользуются наивностью Вадима Маликова. Но знание российских реалий подсказывает, что любой крупный распил государева и муниципального или воровство частного имущества без долевого участия регистратора практически невозможно, так как пропускать заведомо косые документы, рисковать карьерой и подставляться под уголовную ответственность бесплатно никто не будет.

     Самый простой способ получить хоть и косвенный, но вполне убедительный ответ на этот вопрос − сравнить реальные расходы господина Маликова и с декларированными доходами.  В реальности жизнь гражданина Маликова протекает в явном несоответствии с декларацией о доходах (в 2011 году заработал 706 302 руб., в 2012 – 696 365 руб., а в 2013 напрягся и срубил все 873 498 руб.). Коротать семейный досуг он предпочитает в элитном трёхэтажном особняке по адресу: Третья линия д. 131, откуда выезжает утром и прибывает вечером на «Мерседесе» представительского класса. Рядом расположено жилище бывшего милиционера, а ныне нотариуса по наследственным делам Инги Петерсон, сестры главного регистратора.

    Примерная стоимость тайного обиталища Маликова составляет от 60 до 180 миллионов рублей, в зависимости от дизайнерской фантазии. Зафиксируем некоторое очевидное несоответствие официальных доходов и реальных расходов главного регистратора, которое должно заинтересовать борцов с коррупцией, но не остановимся на этом.
     В заботах об общественном Вадим Маликов совсем забросил личное, закрутился и забыл подать документы на свой участок в Росеестр. Поэтому элитная недвижимость самого бессменного самарского борца за «кадастризацию» в кадастре отсутствует!

     Гротеск усиливается, если учесть, что Самарская область стала одним из 12 регионов России, где именно Вадим Маликов руководил экспериментом по тотальной постановке недвижимости на кадастровый учёт с целью налогообложения. Надеемся, что теперь Маликов и про себя вспомнит. Спохватившись и уплатив налоги, он пригласит на новоселье сотрудников Прокуратуры, которым даст внятные пояснения по поводу источника доходов и генезиса своего кадастрового офшора.
     Но ещё больше открытий ждёт тех, кто двинется дальше и разберётся, что в действительности происходило в самарском Росеестре за фасадом из лакированной статистики, пока «главным судьёй в этом процессе» был Вадим Маликов.

?

Log in

No account? Create an account