Previous Entry Share Next Entry
Кузькина мать по-корейски
n_p_baranova
газета "Правда" 31 августа 2015

Мир будто вернулся на полвека назад: опять стрельба на границе КНДР и Южной Кореи, опять тягучие переговоры в Пханмунджоме, опять реальная угроза большой войны. Но изменился масштаб вероятного пожара − Пхеньян предупредил, что может нанести удар по противнику неким еще невиданным оружием.

Это не похоже на блеф
Пхеньян в последнее время не раз удивлял мир: и ядерными испытаниями, в которые западные эксперты долго не хотели верить; и считавшимися невероятными космическими пусками; и еще более неожиданными вещами − например, американские специалисты с удивлением узнали, что лучшая в мире школа компьютерщиков-программистов именно в Северной Корее.
Поэтому к нынешнему пхеньянскому предупреждению эксперты-вооруженцы отнеслись более чем серьезно. Некоторые считают, что северокорейцы сделали оружие посуровее, чем та самая "кузькина мать", которой Хрущев пугал американцев. Я тогда сидел в Кремлевском дворце съездов очень близко от него. Хрущев в праведном раже размахивал потным кулаком почти перед моим носом: "Говорят, что мы портим воздух испытаниями нового оружия. А зачем мне чистый воздух, если меня хотят уничтожить?!" И дальше про "кузькину мать". Американские коллеги потом долго допытывались, кто такой Кузя, матерью которого русский премьер пугал мир. Сошлись на том, что речь идет о новейшей сверхбомбе, созданной группой Андрея Сахарова и испытанной на Новой Земле.
Сейчас большинство интересующихся корейскими делами беспокоятся − утечек из КНДР нет, боевая группировка на южной границе увеличена вдвое, развернуты новые танковые и ракетные подразделения, к берегам Южной Кореи стянуты то ли 50, то ли 70 северокорейских подводных лодок, а также скоростные десантные катера. Послы КНДР выступили с идентичными заявлениями в Москве и Пекине − американские эксперты считают: это сделано, дабы исключить возможные договоренности между Москвой, Пекином и Вашингтоном без участия Пхеньяна. Сообщается, что Пентагон решил отвести в места постоянной дислокации войска, которые должны были вместе с южнокорейскими частями участвовать в маневрах у границ Северной Кореи, как говорится, от греха подальше. Весь мир обошел впечатляющий кадр − Ким Чен Ын в боевой рубке подводной лодки, идущей ударным курсом.
Аналитики обратили внимание на еще один значимый, по их мнению, факт: военное обострение ситуации на корейско-корейской границе совпало с созданием в СССР ровно 70 лет назад, 20 августа 1945 года, Специального комитета при правительстве Советского Союза, которому поручалось руководство производством атомного оружия.
На Востоке придают большое значение символам. И вполне возможно, что это хронологическое совмещение событий действительно символично. 70 лет назад речь шла о грандиозном деле, порученном уникальной группе руководителей. Председательствовал в комитете Л. Берия, его заместителем стал М. Первухин, членами комитета были назначены Г. Маленков, Н. Вознесенский, Б. Ванников (нарком боеприпасов), А. Завенягин, И. Курчатов, П. Капица, В. Махнев. Специальное подразделение аккумулировало информацию, поступавшую из-за рубежа. Возглавлял его П. Судоплатов, которого западные источники называют "асом контрразведки".
Возникает вопрос: почему атомный Спецкомитет был создан только после американской атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки? Почему не раньше? Причин две. Советский Союз только что закончил тяжелейшую войну в Европе. По данным правительственной комиссии, расследовавшей злодеяния оккупантов, на территории СССР были полностью или частично разрушены 1710 городов, 40 тысяч больниц, 65 тысяч километров железнодорожных путей. Общие потери советского народного хозяйства составили 675 миллиардов рублей в государственных ценах 1945 года. Страну нужно было восстанавливать. А на атомный проект необходимо потратить сотни миллиардов рублей. Тут было над чем подумать. Вторая причина − отсутствие единства среди специалистов в вопросе о главном оружии будущей войны. В тридцатые годы считалось, что новая война будет газовой. Вопрос обсуждался, в частности, на XVI съезде ВКП(б), и ставка на газовое оружие получила поддержку. В стране спешно было создано мощнейшее производство боевых отравляющих веществ (БОВ).
Аналогичные мощности были сооружены и в Германии. Но Гитлер не решился использовать БОВ − союзники предупредили, что "зальют" всю Германию газом, если фашисты рискнут применить отравляющие вещества.
После бомбежек Хиросимы и Нагасаки предлагалось отказаться от газового проекта, одобренного на высшем партийном уровне, и все силы бросить на создание советской атомной промышленности. Решение, конечно, было нелегким. И не все были с ним согласны.
Существует расхожее мнение, что советская разведка добыла в США секретнейшую атомную документацию. Ее нужно было просто воспроизвести и запустить в производство.
По воле журналистской судьбы я без малого сорок лет работал с академиком Николаем Антоновичем Доллежалем − неоднократно делал с ним интервью, снимал телефильмы, помогал ему писать воспоминания. В списке Героев Социалистического Труда, составленном после испытания первой советской атомной бомбы, его фамилия стояла пятой. Так что человек это был компетентный. Однажды я спросил Николая Антоновича о роли разведки в работе специалистов-атомщиков. Доллежаль сказал, что у Курчатова на столе лежал патрубок от реактора фирмы "Вестингауз", на котором в условиях строжайшей секретности нарабатывался американский оружейный уран. То есть разведка снабжала наших ученых и инженеров не только чертежами и расчетами, сделанными в США, но и деталями оборудования. Это была огромная помощь в работе. Но! Когда Курчатов предложил Доллежалю просто повторить чертежи реактора "Вестингауз", Николай Антонович возразил. Он считал нужным разработать другую схему, которая учитывала бы опыт американцев, но была бы оригинальной, нашей. Курчатов к Берии идти не хотел, а без его разрешения менять планы было нельзя. Но Доллежаль убеждал, настаивал, и в конце концов Игорь Васильевич согласился. На другой день он сказал Доллежалю: "Можете делать по-своему, но срок сдачи проекта не будет перенесен ни на один день". На том и порешили. Позже реакторы Доллежаля вошли во все учебники по конструированию ядерных энергетических объектов. О советских ядерных разработках можно написать увлекательнейший триллер. Но сегодня я хочу сказать о другом: наше государство вложило в создание ядерного щита огромные материальные и человеческие ресурсы. И сегодня мы живем в неподмандатной стране только потому, что основа государственной мощи была заложена в великом Советском Союзе. Каково же было нищей Северной Корее создавать и укреплять свой ядерный щит! Однако корейцы пошли на колоссальные жертвы ради сохранения независимости своей маленькой страны, в которой живет великий народ. И сегодняшняя, навязанная Народной Корее новая проба сил еще раз доказывает: люди, выбравшие свободу, непобедимы.
Звучащая агрессия
Западные СМИ изумляются − нынешнее обострение стало следствием всего лишь трансграничной радиотрансляции. И вот уже армии изготовились к бою. А американцы угрожают гигантскими самолетами Б-52, несущими ядерное оружие, и подводными атомными крейсерами. Было бы из-за чего.
Есть из-за чего. Я был в Берлине, когда в Тиргартене, в западной части города, развернули гигантскую звуковую провокацию. Множество мощнейших динамиков транслировали на Восточный Берлин джаз. Грохот был такой, что в гостинице на Александерплац, где я тогда жил в трех километрах от границы, дрожали стекла. Плюс еще антикоммунистическая "бегущая строка" над небоскребом пресс-концерна Шпрингера, практически примыкавшего к пограничной полосе. Плюс море молодежи по обе стороны границы. Приплясывающие парни и девушки с бутылками пива. Кончилось это тем, что наиболее шустрые ребятишки полезли на пограничную стену. Пограничникам поступил приказ: "Не стрелять!" А потом один из руководителей Социалистической единой партии Германии объявил: ограничения на движение между Западным Берлином и столицей ГДР отменяются. Молодежные толпы устремились на Запад. Навстречу им потекли ручейки агентов ЦРУ и БНД, одетых, как обычные люди. Так закончило свое существование первое в германской истории государство рабочих и крестьян.
В КНДР всегда тщательно изучали опыт падения социализма в Центральной и Восточной Европе. Еще Ким Ир Сен писал об этом с болью и настороженностью. Корейцы не намерены сдавать свою страну, они за нее воевали и победили. Так что мечты тех, кто надеется повторить "бархатную революцию" на Корейском полуострове, оказались тщетны.
Скала
После сорока часов напряженнейших корейско-корейских переговоров Север и Юг пришли к согласию. Южане прекратили трансляцию провокационных радиопередач на КНДР. Северяне снизили уровень боеготовности своих войск и выразили сожаление в связи со взрывом и гибелью людей в демилитаризованной зоне. Этот пункт был наиболее щекотливым. Сеул требовал, чтобы Пхеньян признал факт организованной им диверсии и принес извинения за гибель южнокорейских военнослужащих. Я бывал в корейской демилитаризованной зоне, по моему мнению (с которым согласны военные), там и мышь не проскочит, не то что минеры со своим имуществом. Все увиденные мной в других регионах мира пограничные заграждения выглядят просто детскими игрушками в сравнении с оборудованием 38-й параллели. Естественно, представители КНДР отказывались признать вину своей страны.
Но договориться все-таки удалось. Было выражено сожаление без констатации чьей-то вины. Согласовано также продолжение переговоров на более высоком уровне.
Аналитики спорят: что же это было? Эпизод, которых насчитывалось множество за 62 года перемирия? Или попытка торпедировать мирное сосуществование на историческом переломе? Мне представляется более реальным второй вариант.
Нынешний сентябрь, как полагают эксперты, станет месяцем больших переговоров, от которых зависит глобальная политическая атмосфера. На сентябрь намечен государственный визит Си Цзиньпина в США. Туда же, очевидно, отправится и Владимир Путин − он намерен выступить на юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
Саммиты США - КНР и США - РФ могут стать рубежными для многих мировых процессов. Они пройдут в то время, когда заканчивается период всеобщего доминирования США. Появились новые центры силы, которые не может игнорировать даже очень богатая Америка, обладающая к тому же огромными и прекрасно оснащенными вооруженными силами.
За период своего всевластия Вашингтон продемонстрировал тупик политики разбоя. Ликвидация Ливии открыла двери в Европу для бурлящей иммигрантской лавы. Каддафи создал Африканский союз и виртуозно оперировал на Черном континенте: кому-то помогал деньгами, кого-то вооружал, кого-то уговаривал, кого-то пугал. Все это делалось небезошибочно, но до сегодняшнего уровня насилия дело не доходило. Тем более не стоял вопрос о нашествии африканцев в Европу, как это происходит сейчас.
Саддам Хусейн менее эффективно, но все же результативно играл ту же роль на Ближнем Востоке. И Ливия, и Ирак были богатыми, светскими государствами, которые фактически отгораживали европейцев от бурь и волнений их африканских и азиатских соседей. Сходную роль играла Югославия на Балканах − уважаемая и независимая страна. Одна из основательниц всемирного Движения неприсоединения, она являла собой образец толерантности. Европа благоденствовала, она была надежно защищена этими тремя государствами.
После того как американцы уничтожили Слободана Милошевича, Саддама Хусейна и Муамара Каддафи, к европейским границам придвинулся кошмар афро-азиатского стреляющего бытия. Американцам это понравилось: чем хуже европейцам, тем лучше Вашингтону. Пусть все уничтожают всех − на пепелище окажутся богатые американцы, готовые скупить обломки некогда богатых стран.
Но Европой, которую сожрет сконструированный Вашингтоном Большой Ближний Восток, дело, разумеется, не могло ограничиться. На очереди были Россия и Китай. США подожгли Украину и теперь пытаются шантажировать Москву. А в Восточной Азии они решили спровоцировать бойню на Корейском полуострове, в непосредственной близости от границ РФ и КНДР. То, что этот конфликт мог стать ядерным и обрести глобальное значение, Вашингтон вполне устраивало. Не вышло. Вооруженный до зубов корабль американской политики наткнулся на незыблемую северокорейскую скалу. И вынужден был дать задний ход. Как писал Пушкин, "его пример другим наука": всем не грех поучиться у корейского народа решительности и упорству в защите своих интересов.
Александр ДРАБКИН. Политический обозреватель "Правды".
№ 94, 31 августа 2015

?

Log in

No account? Create an account