Previous Entry Share Next Entry
Стихи Александра Воронцова из Тольятти
n_p_baranova
         ФОТОГРАФИЯ
Уходили в Чечню мальчишки,
Уходили жертвы обмана,
И совали в служебные книжки
Фотографии, как талисманы.
Эти фото просты и милы:
Мама, папа, сестра, невеста,
Но казалось, что есть в них сила
Средь живых забронировать место…

Приходили гробы в Тольятти,
И в Рязань, и в Тюмень, и в Муром.
Мамы с плачем слали проклятья,
И стояли отцы понуро.
Смотрит каждый в служебную книжку
Отрешённо и туповато:
Там осколок, убивший парнишку,
Продырявил на фото папу.

Головой теперь бейся об стенки –
Не понять ей всех планов бесовских,
Не понять ей, чем пахнут деньги
У чубайсов и березовских.
Не понять, как совсем без риска
За олежкины, димкины скальпы
Покупают дворцы бориски
За кордоном в красивых Альпах…

Подрастают младшие ваши.
Мужики, тут прогнозы простые:
Снова выпьете горькую чашу,
Если головы будут пустые.


         НОВОРУССКАЯ МЕЧТА
Деды твердили о совести,
Всё приучали внучат,
Чтобы давать – по способности,
А по труду получать…

Скоро «совки» повымрут –
Во заживёт народ!
От каждого – сколько вырвут,
Каждому – сколько урвёт!

                    ***
Продаются былые друзья,
Изменяют былые подруги,
И по всей злополучной округе
Никому доверять нельзя.

Чуть не каждый – обманщик и вор,
Что ж ты, август проклятый, наделал!
Погляди – этот нынче весь белый,
А ведь красный был, как помидор.

До чего был возвышен, речист,
Покорял и умом и осанкой.
А теперь чьи-то денежки в банке
Прикарманил былой гуманист.

Нынче каждый расчётлив, бескрыл,
Даже эта вот девушка в белом…
Что ж ты, август бесстыжий, наделал?
То ли лучшее в каждом закрыл,
То ли каждого просто раскрыл?


           БЕССОННИЦА
Наш век ужасен – СПИД и войны,
Опять неравенство и гнёт.
Кто говорит, что спит спокойно,
Тот идиот иль нагло врёт.

Не спится сыщикам и ворам
И комбинаторам в ночи,
И обывателям, что в норах
Шипят толстухам: «Тсс! Молчи!»

Не спит участник забастовки,
Твердит жене: «Не ной, не ной!
Я с ней расклеивать листовки
Ходил к четвёртой проходной!»

Не спится всем! И сам Мессия
Себя за беды всё казнит…
А толку что, когда Россия,
Как с перепоя, крепко спит?


   МУЖЧИНАМ НА 23 ФЕВРАЛЯ
У нас сегодня есть причины
Сказать всем честно и в лицо,
Что современные мужчины
Похожи мало на отцов.
И дело вовсе не в обличье,
Не в росте, силе и красе,
А в безответственности личной,
Которой заболели все.
Не потому ли нынче смята
Россия кучкой подлецов,
Что не стремитесь вы, ребята,
Напоминать своих отцов?
А мы все те ж – любовь и вера,
Надежда вечная на вас.
Мы ждём, что пращуров примеры
Вас вдохновят хотя бы раз!!!


                ХОЛОПАМ
Я не знаю, есть ли у вас души.
Маленькие, видно, всё же есть.
Может быть, и кроме слова «кушать»
Вам известно даже слово «честь».
Только эта штука для гусаров
По понятью вашему нужней,
А самим не надо и задаром:
Очень уж мороки много с ней.

С ней ведь надо под статью, под пулю,
И притом с поднятой головой.
Без неё – свернёшь в кармане дулю
И пойдёшь, довольный сам собой.
И не схватит за рукав кликуша,
Не измажут грязью вашу честь…

Я не знаю, есть ли у вас души?
Маленькие, видно, всё же есть.


            ВАШЕ ПРАВО
Уцепившись за право протеста,
Сдали вы остальные права…
Мужики, из какого вы теста,
Отчего вам вся жизнь – трын-трава?!

По заморским рецептам дурача,
Вам на голову тянут мешок,
А от вас, кроме стона и плача,
Только мат и нетрезвый смешок.

Разрешат вам шахтёрскою каской
Постучать и пошлёпать губой,
И опять перевёртыши в масках
Вас ведут, как телят, на убой.

Говорит-то об этом неловко:
Ясно так, кто убийца, кто вор,
А у вас против них – голодовка!
Вот и весь тут «достойный отпор».

По курилкам лишь ропот невнятный:
«Соберусь! Доберусь! Разберусь!»
Мужики! Неужель непонятно,
Что не вас убивают, а Русь?!

Вам оставили право протеста,
Остальные права отобрав…
Мужики, из какого ж вы теста?!
Стыдно мне за телячий ваш нрав!


           ТРУБАЧ
Прости за то, что слишком грустный,
За то, что голос огрубел,
Что перестал играть на гуслях
И научился – на трубе.

За то, что люди туговаты
На оба уха и сердца,
А я их всё зову куда-то –
И простака, и подлеца.

Прошу их:
− Сделайте хоть что-то,
Вам это многажды нужней!
В ответ:
− Тяни нас из болота,
Да только мякшее и нежней!

Ругаюсь матерно, как ротный.
Мечусь на скользком берегу:
Я их люблю, чертей болотных,
И здесь оставить не могу!

Родные, милые! Ну, гады!
Вот вам рука – пойдём, пойдём!..
Забыв красивые рулады,
Трублю «тревогу» и «подъём».

?

Log in