Previous Entry Share Next Entry
Показания Бегуна в суде, которые никто не опроверг.
n_p_baranova

6 июня, «дело блогеров».

Прокурорша была другая. Раньше была Афанасьева, сегодня Мирошниченко. Адвокат «потерпевшего» Паулов даёт указания прокурорше как начальник (сидят за одним столом).     

Сначала прокурорша Мирошниченко зачитала предварительный допрос Умяровой голосом умирающего лебедя. Это у всех судейских такие повадки, говорить еле-еле, чтобы нельзя было записать на диктофон.

Следователь вместе с Умяровой прослушивает записанные телефонные разговоры. Напоминаю, постановление о прослушивании телефонов датируется 21 октября. А с какого времени полицаи на самом деле стали прослушивать телефоны − неизвестно. Возможно, со 2 октября, когда Иванец выложил документы по коррупции.

Выяснилось, что кампанию против Шатило устроил некий Романов (по словам Шатило). В том числе возбуждение уголовного дела по факту неуплаты налогов. Кто такой этот Романов, не пояснили. Наверно, это Романенков, полицай с Полевой 4, который давал показания в суде 26 апреля, вместе с полицаем Бездомниковым.

http://grazhd-iniciat.livejournal.com/10941.html

Далее, Умярова в разговоре с Иваном Мотынгой сообщает, что Бегун ей рассказал, что Шатило вызывали в полицию и предложили написать заявление о вымогательстве. И про полиграф тоже рассказал (см. мой предыдущий репортаж http://grazhd-iniciat.livejournal.com/18414.html).

Затем был допрос Бегуна. В отличие от судьи Дерунова и прокурорши Мирошниченко Бегун говорит громко и чётко. Особенно обращаю внимание читателей, что ни одно слово Бегуна никто не опроверг. Ни прокурорша (государственный обвинитель), ни «потерпевший» Шатило, ни адвокат «потерпевшего» Паулов, ни сам судья Дерунов. То есть, всё, что сказал Бегун – гольная правда. Уже на следующем заседании (8 июня) адвокат Калентьева ещё раз напомнила, что уголовное дело на Бегуна за клевету, возбуждать отказались, то есть и там Бегун говорил правду.

«Впервые о Шатило я услышал в ходе конфликта вокруг банка «Приоритет» от Дениса Машкова. Шатило являлся владельцем банка «Приоритет» и Машков сказал, что у Шатило зависли в банке 330 млн рублей, которые должны были быть направлены на строительство кардиоцентра. Несмотря на то, что я живу в Самаре всю сознательную жизнь, для меня было открытием, что есть такой проект второго кардиоцентра (т.е., Меркушкин проворачивал махинации тайком от населения Самары, если даже такой проныра, как Бегун ничего не знал). Дальше, я видел фамилию Шатило на страницах еженедельника «Самарское обозрение», где достаточно жёстко проходились по господину Шатило и его бизнесу. Более плотно я обратил внимание на Шатило, когда на сайте «Компромат.ру» появился материал, направленный против губернатора Меркушкина и Шатило. Автор этого материала утверждал, что Шатило проводит махинации с налогами и тому подобное. Этот материал отличался от того, что было изложено раньше в прессе, по стилистике и по информации. На тот момент в числе моих работодателей и клиентов было правительство Самарской области. Я связался с руководителем департамента экспертно-аналитического управления Самарской области Артуром Гулько и доложил ему о том, что появился материал, который не укладывается в рамки того, что я видел раньше. Артур пояснил мне, что правительство заинтересовано в нахождении авторов, источников, откуда появляются эти материалы.

(Эту статью «Мордовская сова на самарском глобусе» http://www.compromat.ru/page_36046.htm  депутат Матвеев напечатал в своей газете «С Победой!» 9 мая 2016 г.)

Где-то в конце сентября - начале октября мне на электронную почту пришёл большой набор фотокопий документов, в том числе пресловутой «Справки-меморандума». Мне хватило посмотреть первую страницу «Справки-меморандума», я увидел ряд фамилий силовиков, с кем у меня нормальные отношения, чтобы принять решение это не публиковать. (Бегун пожалел Юртайкина и Самодайкина, а они его не пожалели. Чуть позже, отвечая на вопрос адвоката, Бегун сказал, что звонил кому-то из двоих (Иванцу или Умяровой) и сказал: «Зачем вы разместили эти материалы? Из-за них будут проблемы». Следующий раз Бегун звонил им, чтобы пригласить на встречу в «Ренессансе»).

Потом мне ещё присылал этот автор материал о билетах, нелестно отзывался о Шатило, о губернаторе Меркушкине, о полпреде Бабиче. Но я с ним никакого диалога не вёл и эту тему для себя закрыл.

После этого через 7-8 дней меня набрала директор по рекламе газеты «Хронограф» Олеся Чурсаева с предложением познакомиться с Шатило и поучаствовать в публикации материалов о его компании и проконсультировать Шатило, как быть с информационными атаками. Потому что на тот момент публикаций было в интернете достаточно много, около 20-30 источников, в том числе  федеральные СМИ и интернет».

«Тот проект кардиоцентра, который делает Шатило в Самаре, это первый проект в тематике государственно-частного партнёрства. Если не ошибаюсь, ещё в Питере один проект есть, не знаю, как он реализуется. Проект поддерживался губернатором, поддерживался полпредом, но об этом проекте достаточно мало знали. Я о нём вообще ничего не знал. Хотя отслеживаю все новые инвестиционные проекты».

«Это было примерно в 20-х числах октября (напоминаю, постановление о прослушивании телефонов датируется 21 октября). Была предварительная договорённость. Я планировал выйти на окончательное утверждение медиа-плана и перечня медиа-предприятий где-то в начале ноября, после чего с Шатило определить бюджет. Предварительно мы цифру озвучивали где-то в районе 8-9 миллионов.  Мы с Шатило периодически обсуждали, что про него пишут в блогах. Он категорически говорил: «Я ничего снимать не буду, платить ни за что не буду». Я его поддерживал, потому что тоже не вижу смысла снимать материалы, которые висят уже 3 недели, а вся кампания против Шатило шла с августа. Смысл снимать материалы с блога – в течение получаса, часа. Дальше они попадают в поисковую машину Яндекса и даже, если они будут удалены из блога, их можно найти в кэше Яндекса.

Где-то в 20-х числах в блоге Умяровой появился пост, что семье Иванца идут угрозы и эти угрозы связаны с публикацией тех материалов Олегом Иванцом. Я бросил Шатило ссылку, после чего он позвонил мне и сказал: «Дим, я хочу с ними встретиться». Я его отговаривал, он настаивал.  Я лично не хотел организовывать эту встречу, потому что у меня и у Иванца было много общих знакомых, с которыми у Иванца были очень плохие отношения, а у меня хорошие. Я не хотел светиться.

До этого Иванца я видел только раз. Нас познакомила Умярова, мы иногда переписывались. Второй раз я его увидел только в «Ренессансе» 22 октября. Редкость общения объясняется разными идеологическими взглядами. Разными подходами к государству, к информации. Олег − анархо-коммунист, причём в худшем понимании этого слова. То есть он считает, что все материалы нужно использовать, чтобы бичевать такие вещи как коррупция, прочие моменты − они должны публиковаться. Я в таком формате не работал.

Встречу мы назначили на 22 или 23 число (постановление о прослушивании телефонов датируется 21 октября) в гостинице «Ренессанс».

Ребята сказали: «Мы ничего снимать не будем. Мы с вас денег не требуем. Это вы к нам пришли. Это нам зачем?»

Сошлись на том, что по просьбе Шатило, Умярова в своём блоге опубликует в любой форме сообщение, что встречались с Шатило, поговорили, он изложил свою точку зрения и тому подобное. Для чего это нужно. Прикрыть господина Шатило от возможных обвинений, если будут эти угрозы. Потому что не будут встречаться люди, у которых есть некий жёсткий конфликт. Также договорились, что Иванец либо Умярова в случае появления какой-либо информации о деятельности Шатило, предупредят меня, я эти материалы брошу Шатило, и он решает, либо сам, либо с моим участием, что мы с ними делаем.

После чего я проводил Шатило (он живёт недалеко). Мы договорились, что продолжим работу (я и Шатило). В данной ситуации Иванец и Умярова были мне не нужны. Нехорошо так говорить, но в данной ситуации они для меня были как инструмент. Шатило был МОЙ потенциальный клиент.

На следующий день Олег мне прислал на почту материалы расследования Натальи Эльдаровой из «Самарского обозрения» о связи между компанией «ВТС-9» и структурами Шатило. «Сонина увязали с однодневками» № 73 от 19.10.2015

http://www.63media.ru/press/19.10.2015/210256/

Я сделал скриншот и отправил Шатило. Потом у нас была пауза несколько дней, до числа 26-го, когда Шатило утром набрал меня: «Нужно приехать ко мне в офис, поговорить». Я приехал к нему в офис на Некрасовскую, он мне сказал буквально следующее:

«Меня вызывали в полицию. Сказали, что Иванец и Умярова вымогают у меня 1 млн 200. Обсуждали ли вы какие-то цифры?».

Я его заверил, что никаких цифр мы не обсуждали. Потому что встреча прошла плохо. Стороны расстались с пониманием, что они не хотят работать, никакого взаимодействия не будет. Отсутствие цифр подтверждается записью наших телефонных переговоров, мы ничего не обсуждали (напоминаю, постановление о прослушивании телефонов датируется 21 октября).

Дальше Шатило сказал: «Вообще-то, с этими гавриками надо что-то делать. У меня изменилась ситуация». Рассказал о том, что летел в самолёте с губернатором Меркушкиным. Меркушкин имел разговор с руководством Внешэкономбанка, это банк который должен финансировать строительство кардиоцентра. Банк готов был начать финансирование, при условии, что эти материалы Шатило снимет каким-то образом из блогов Умяровой и Иванца.

Шатило сказал: «ВСЁ ЭТО НАДО СНЯТЬ.  Я  ГОТОВ ЗА ЭТО ЗАПЛАТИТЬ».

Дальше мы обсуждали варианты приручения, прикормления блогеров. Запись разговора есть (в деле её нет!), когда я говорил, что с блогерами можно взаимодействовать в плане совместной работы. Если совместная работа станет со временем не нужна, то держать их на коротком поводке, т.е., прикармливать, на дни рождения подарки, с 8 марта поздравлять и тому подобное. Это делается для того, чтобы возникли отношения между потенциальным работодателем и людьми, и мы будем гарантированы (Шатило и Бегун), что если что-то появляется, нас, как минимум, предупредят. Это не будет неприятной неожиданностью, как это было неоднократно, когда в «Самарском обозрении» выходили публикации о СЕКРЕТНОМ меморандуме, заключенном между фирмой «СМТ» и правительством Самарской области, публиковались в интернете билеты, когда Шатило летел вместе с губернатором.

Я сильно удивился этой просьбе (снять материалы), потому что 3 дня назад мы говорили, что ничего не будем делать, ничего не будем снимать. Но Шатило настоял на том, что эти материалы нужно снимать. Дальше он задал вопрос, сколько это стОит. В силу того, что я работаю с блогосферой с 2006 года (и со СМИ), я хорошо ориентируюсь в тех ценах, которые действуют на рынке. Сколько стоит размещение, корректировка материалов, сколько стоит, т.н. «оперативно-разыскная деятельность» со стороны журналистов, работа по сбору информации, по её анализу. Поэтому я озвучил сколько я бы заплатил журналистам, я рекомендовал ему это сделать как консультант, который с ним работает, т.е. озвучил сумму 300-500 тысяч рублей. Этих денег нам хватало, чтобы контролировать информационную часть. Потому что  по моему опыту работы журналист, единожды взяв деньги, всегда будет рассчитывать на то, что ему ещё раз принесут, поэтому он всегда предупредит…

После чего взяли тайм-аут и следующий раз я приехал к Шатило 28 числа по его просьбе. В тот день я был в Сызрани, за день я намотал 300 км, приехал домой вечером, Шатило попросил срочно к нему приехать. Я отказывался, сославшись на усталость − «Дима, надо приехать!». Я со Студёного оврага поехал по пробкам в центр города. Шатило сказал: «Надо снимать, как можно быстрее». После чего я рекомендовал ему рассмотреть вариант работы с этими людьми на время до запуска кардиоцентра, где-то июнь 2016 года. Работа предполагала в первую очередь предупреждение появления любых материалов о деятельности компании «СМТ» и Шатило. Плюс сбор информации о том, что происходит в медицинской сфере. К тому времени Умярова и Иванец вели расследование в отношении Гусаровой (бывший министр здравоохранения Самарской области). Исходя из понимания сколько стоит подобная работа, я предложил ему рассмотреть вариант, что в месяц это будет порядка 300 тысяч рублей. Однако срок работы определял сам Шатило. Шатило сказал, что это для него дорого, он оперирует бюджетом 500-600 тысяч рублей. На что я сказал: «Хорошо. Я могу поговорить с ними». И тут он мне заявляет: «Дим, я вообще не нуждаюсь в твоих услугах как в посреднике и переговорщике. Я хочу работать с ними напрямую».

На тот момент я фактически сделал всю работу, которую мы обговорили. Это работа достаточно сложная, работа с какими-то лицами, в том числе Умяровой, Иванцом, любыми другими блогерами, это дополнительное время, переговорный процесс, подготовка материалов, согласование − это достаточно большой объём работы. Соответственно, я расстроился и говорю: «А собственно, ради чего я работал? Какой-то гонорар предполагает эта работа?». Шатило мне ничего конкретно не ответил.

Я Умяровой звонил в день задержания в час дня. (Этот телефонный разговор в суде не оглашали, вроде). Она сказала, что Шатило ей дал миллион рублей. Я отреагировал с большим удивлением, мол, почему так много, ведь мы оперировали цифрой 500-600. Миллион − было для меня непонятно − за что?».


После выступления Бегуна, ему стали задавать вопросы. Адвокат Калентьева напомнила про телефонный разговор Бегуна с Умяровой 28 октября в 17-50, где Бегун сказал: «Зарядите ему. Ему поставили УЛЬТИМАТУМ, чтобы у вас в блогах ничего не было. От 500 до 600. Там и мне чего-нибудь закиньте». Также Калентьева напоминает о следующем звонке Бегуна Умяровой в 18-01. Бегун говорит Умяровой, что Шатило просил Бегуна заехать к нему и вместе съездить к Иванцу (т.е., это Шатило домогался Иванца).

Адвокат Паулов в общем-то держал себя прилично. Слишком активности не проявлял. Ну это понятно, дело политическое, все обвинения фальшивые. Единственный вопрос Бегуну он задал: «Вы же знали, что по закону о СМИ вы обязаны проверять и эту информацию». Как я уже писала, следователи с Полевой 4, Бездомников и Романенков подтвердили подлинность документов. Тем более, Бегун как раз их публиковать не стал.

Бегун − умница. Судья Дерунов опять пытался пришить вымогательство, но Бегун чётко ему ответил: «На видеозаписи встречи Шатило и Умяровой, Шатило ей сразу в лоб заявил, «МНЕ нужно, чтобы вы сняли эти материалы, чтобы обо мне ничего не появлялось». Соответственно, ЭТО – желание ЗАКАЗЧИКА, а дальше уже владелец блога или этих материалов решает, соглашается он с этим или не соглашается». То есть на видео, которое снимали полицаи, чётко показано, что инициатива исходила от Шатило.


Адвокат Калентьева спросила у Шатило, так ли всё было, как рассказал Бегун. Шатило подтвердил. И что в офисе встречались 2 раза ТОЖЕ подтвердил. А в деле про эту первую встречу ничего нет! Мухлёж!

После этого Шатило сказал, неизвестно зачем, откровенную херню про 1 млн. Цитирую:

«Когда Умярова приехала ко мне в офис, это всё есть на видеозаписи, я ей сказал, что Дмитрий мне озвучил 3 млн. Она сильно удивилась. Я спросил: «А что хотите вы?» Она сказала: «Я хочу одну треть».

Расшифровку той видеозаписи я уже выложила в интернет.

http://grazhd-iniciat.livejournal.com/15654.html  Цитирую ещё раз:

Умярова. Деньги перечислите на «Яндекс. Деньги».ру (На эти Яндекс.Деньги можно класть не больше 15 тысяч за раз)

Шатило. Давайте вот так. Вот…

У. Это скок вы мне дали? (на видео тётка явно была в шоке, все, сидящие в зале суда, это видели)

Ш. Давайте мы лучше решим. Закроем. Я всё отдам…

У. А там никто не пишет? (скрытой камерой)

Феерическую картину нарисовал в суде Шатило. Значит, он приготовил 3 миллиона, которые из него «вымогал» Бегун. Приходит Умярова и говорит: «Нет, 1 миллиона достаточно». Шатило ныряет под стол и отслюнявливает 1 млн. Вылезает из под стола и протягивает Умяровой пачку в 1 млн. Как-то вот так…

После допроса Бегуна судья объявил перерыв. Наверно, посовещался с кем-то, и судье Дерунову дали указание зачитать предварительный допрос Бегуна. После перерыва прокурорша попыталась было заявить ходатайство об оглашении предварительного допроса Бегуна. Произнесла 2 слова и замолчала. Адвокат Калентьева сказала прокурорше, что ходатайство должно быть хоть чем-то обосновано.  Прокурорша таращилась на Калентьеву и молчала. Тогда судья Дерунов сам, вместо прокурорши, продиктовал секретарше слова, которые должна была произнести прокурорша. Адвокат Калентьева назвала эту ситуацию «детским садом».

Государственный обвинитель Мирошниченко еле-еле ворочая языком, запинаясь, читает печатный текст предварительного допроса Бегуна. Этой девочке велели объявить о противоречиях в показаниях, мол, раньше Бегун говорил «просил 300 тысяч», а сегодня − «рекомендовал заплатить 300 тысяч».

Я обратила внимание, что когда прокурорша стала зачитывать про семейные обстоятельства Бегуна, то запинаться перестала. То есть, простые житейские дела для неё понятнее, чем юридические. Какой гад назначил простую недалёкую деваху государственным обвинителем в этом политическом процессе? Хотя, наверно, я не права. На самом деле, материалы, которые Мирошниченко готовилась оглашать, она просматривала заранее. А про «противоречия в показаниях» её заставили читать внезапно. Поэтому, она запиналась. Может, её совесть мучила, что её вынуждают говорить такую херь?

Адвокат Бегуна Калентьева ещё раз обратила внимание на 1 млн 200 тысяч:

«Дмитрий Сергеевич (Бегун), вот сейчас мы прослушали предварительный допрос. Я не нашла разногласий, но там, наверно, прокурор имел в виду про сумму 1 млн 200, которую вы узнали от господина Шатило. Вы уже говорили об этом. Давайте ещё раз обратим внимание, откуда она взялась. Потому что, я так понимаю, госпожа прокурор не совсем запомнила».

− «Данную цифру мне озвучил сам Сергей Францевич. Он вызвал меня в офис 26 числа (записи этой встречи в деле нет), где задал вопрос, сказал, что его вызывали в полицию, и что у полиции есть данные, что с него Умярова и Иванец вымогают 1 млн 200 тысяч рублей. Шатило спросил меня, обсуждал ли я какие-то цифры с ребятами. Я ему сказал, что после встречи в «Ренессансе» цифры не обсуждал, потому что у нас не велось разговора о каком-либо сотрудничестве. Из записей моих телефонных разговоров это тоже следует, что мы эти (1 млн 200) цифры не обсуждали. Было 300, было 500-600 и так далее».

Судья Дерунов сразу же увёл разговор в сторону от 1 млн 200, чем показал свою заинтересованность.

Далее обсуждается ходатайство о лингвистической экспертизе. Людей 8 месяцев держат за решёткой за «вымогательство», а ни одной угрозы, ни одного требования, в ходе уже 9 заседаний суда, так и не предъявили. Наоборот, предъявили кучу доказательств, что это Шатило «домогался» Иванца. Прокурорша и адвокат «потерпевшего» возражают против лингвистической экспертизы.

Судья Дерунов оглашает постановление об отказе в лингвистической экспертизе. Не знаю, нарочно или нечаянно, но в постановлении указано, что на заседании присутствуют обе прокурорши – и Афанасьева, и Мирошниченко. Интересно, эта ошибка ведёт к признанию постановления незаконным?

Затем Коган Леонид Григорьевич, адвокат Умяровой, добился от Шатило признания, что на встрече в «Ренессансе» он НЕ ПРОСИЛ снять публикацию.

Следующее судебное заседание уже состоялось 8 июня. На нём были судебные прения. «Потерпевшего» Шатило не было. Государственный обвинитель Афанасьева зачитала бумажку, которую явно писала не она (подробности в другой раз). Адвокат «потерпевшего» Паулов благоразумно отделался общими словами. Ни одного довода вины подсудимых он не привёл.

Адвокаты подсудимых в прениях все говорили хорошо. Даже адвокат Умяровой, который всё время молчал, и тот произнёс ехидные слова в адрес мнимого «потерпевшего». Но лучше всех выступили адвокаты Бегуна. Молодая адвокатша Дубкова больше налегала на юридические статьи и параграфы. Но зато она более чётко сказала то, что адвокат Соколов высказал как-то размыто. А именно, что потерпевшим в этом деле может быть только юридическое лицо. Сам Шатило С.Ф., как физическое лицо, не имеет права жаловаться, потому что Иванец опубликовал сведения не о частной жизни гражданина и человека Шатило, а о публичной деятельности юридических лиц в сфере здравоохранения. А это уже общественный интерес.

Но круче всех была адвокат Калентьева. Надо найти время зафиксировать её речь в письменном виде. Думаю, что знаменитые юристы Кони и Плевако признали бы в ней ровню. Несмотря на то, что Калентьева адвокат Бегуна, в своей речи она так высказалась об Иванце, что эти слова можно бы занести в наградной лист.

Напоминаю, следующее заседание суда состоится 10 июня в 15 часов. Будет последнее слово подсудимых.

Баранова Н.П.


  • 1
Потрясающе написано! Большое Вам спасибо! Такой беспредел обязательно надо освящать!

  • 1
?

Log in