Previous Entry Share Next Entry
Бегун и адвокат Крестовникова.
n_p_baranova
Завершающая часть репортажа о судебном заседании 27 июня.
Самарский районный суд, «дело блогеров».
Начало смотрите в предыдущих статьях «н.п.баранова»
Мои пояснения даны курсивом.

     Судья Дерунов: вы говорите, что на явке с повинной не присутствовал адвокат?

     Бегун: Да.

     − Здесь есть подпись… нечитаемо… фамилия… 29.10.15 года.

     − Ваша честь, отдельные протоколы, это надо вопрос господину Закаречкину задавать, подписывались на следующий день. Явку с повинной мне диктовал господин Закаречкин. Она собственноручно написана мной со слов господина Закаречкина, который убедил меня в том, что я виновен по обвинению в вымогательстве. Ваша честь, у меня нет юридического образования. Может быть…

     − Минутку. Она была написана под диктовку следователя Закаречкина? Так записать? А защитник, вы настаиваете, отсутствовал?

     − Да. А защитника не было. Тем более, у нас много вопросов было, которые подписывались через день, через два, через три дня. Это всё как бы по-свойски делалось.

     Прокурорша Афанасьева: У меня ходатайство, огласить показания подозреваемого Бегуна 29 октября 2015 года, том 1, лист дела 224-228.

     Адвокат Дубкова (Бегун): Показания или опрос?

     Афанасьева: Показания в качестве подозреваемого 29 октября 2015 года.

     Дубкова: А как это может быть – 30-го опрос, а 29-го показания?

     Прокурорша Афанасьева (никак не реагирует на вопрос адвоката Дубковой): В томе 1, лист дела 224-228, протокол допроса…

     Дубкова: В связи с чем? Ходатайство не мотивировано!

     Афанасьева: В связи с тем, что подсудимый сейчас не может нам пояснить, подтверждает ли он их полностью, в части, или не подтверждает.
    
     Афанасьева: 29 октября 2015 года. Протокол допроса подозреваемого, следователь Закаречкин, в присутствии Бегуна, в присутствии защитника Крестовниковой Елены Юрьевны. 
     По подозрению в совершении вымогательства могу пояснить следующее.
     В 2014 году мне стало известно о Шатило Сергее Францевиче, который участвовал в корпоративном конфликте, связанном с банком «Приоритет».
     После этого ко мне обратилась директор по рекламе еженедельника «Хронограф» Чурсаева, которая поинтересовалась у меня возможностью размещения у меня в блоге позитивной информации, касающейся деятельности компании, принадлежащей Шатило «Современные медицинские технологии». В ответ я ей пояснил, что сделать это дистанционно и по телефону – невозможно. Поэтому предложил познакомить меня с Шатило, так как у меня было своё видение, каким образом можно разрешить проблему Шатило в связи с появлением негативной информации в информационных ресурсах.
     Могу пояснить о том, что моя профессиональная деятельность −  работа в сфере журналистики, соцсетей, сети интернет, а также работа, связанная с анализом и обработкой поступающей мне информации из различных источников. Поэтому у меня есть официально зарегистрированная страница. Данная страница – это средство массовой информации «блог 63ru», зарегистрировано Роскомнадзором 9 декабря 2014 года.
     Осенью 2015 года в ходе выборной компании на сайте «Компромат.ру», «moscow.post» и других, всего порядка 20 источников, появилась негативная информация в отношении деятельности фирм, подконтрольных Шатило.
    (Эту статью из Компромат.ру http://www.compromat.ru/page_36046.htm
«Мордовская сова на самарском глобусе» перепечатал Михаил Матвеев в своей газете «С Победой!» 9 мая 2016 г).

     Примерно в сентябре-октябре 2015 года мне на электронную почту пришли документы, набор фотокопий, ссылки на которые делали федеральные СМИ, о которых я говорил ранее. Я их не стал публиковать, они мне не понравились, фигурировали фамилии силовиков Самарской области, поэтому я не стал публиковать на своей странице. При этом у меня есть хороший знакомый Олег Иванец, с которым я познакомился примерно 2-3 года назад, он зарегистрировал свой блог в интернете. Мы с ним общались, хорошие знакомые, были коллегами. Я иногда брал информацию с его блога, делал ссылку в своих статьях. Я зарегистрирован в программе Фейсбук, в которой дублируются статьи, публикуемые в блоге Олега Иванца. Точное время сказать не могу, но я увидел, что в блоге Иванца опубликован материал, который также мне приходили на электронную почту. После этого я позвонил в этот же день Иванцу и спросил, зачем он выложил данную статью? Так как могут возникнуть проблемы. Он мне ответил, что ему интересна данная информация.
     К этому времени я уже был знаком с Шатило, мы с ним периодически обменивались информацией, версиями, источниками. Поэтому я сразу поинтересовался его мнением по поводу публикации в блоге Олега Иванца и о письме, пришедшем мне на электронную почту. На мои вопросы Шатило высказал своё предположение о том, что часть информации получена у него с компьютеров, в ходе произведённых у него обысков.
     После этого статью, которая была выложена в блоге Иванца, перепечатала Наталья Умярова, которая является моей давней знакомой. С ней мы познакомились примерно в 2000 году, работали вместе в еженедельнике «Самарское обозрение». После этого я поддерживал с ней дружеские отношения.
     В дальнейшем, после размещения информации в блоге Умяровой, я увидел у неё статью, что угрожают жене Олега Иванца, в связи с публикацией статьи о деятельности Шатило. В связи с чем она опасается за свою семью. Данную информацию мне подтвердила сама Умярова в ходе телефонного разговора с ней. Я, в свою очередь, связался с Шатило, предупредив о возможном обращении блогеров Умяровой и Иванца в правоохранительные органы. В ответ Шатило попросил организовать встречу с ними. Так как он знал, что я знаком, как с Умяровой, так и с Иванцом.
     Встреча была мной организована в кафе на 1-м этаже гостиницы «Ренессанс» в середине октября 2015 года. Во встрече участвовали Иванец, Умярова, Шатило и я. Разговора не получилось из-за агрессивного настроя Умяровой. Шатило высказал своё мнение о публикациях в их блогах, рассказал о причинах давления на его бизнес. Умярова с Иванцом парировали тем, что тема интересная, вызывает большой общественный интерес.
      (Вот именно! На этом и надо настаивать. Именно об этом талдычат все адвокаты, а судья их не слышит!)
     В ходе разговора Шатило просил убрать публикации из блогов, на что Умярова и Иванец ушли от ответа. В ходе отдельного разговора с Шатило после встречи, я обсудил с ним её итоги и сошлись во мнении, что ничего удалять из блогов не будем. После чего он ушёл домой. Я вернулся назад к Умяровой и Иванцу. Поинтересовался агрессивным поведением Умяровой и возможностью урегулировать. Разговор ни к чему не привёл, о чём я рассказал Шатило.
    Следующий раз я встречался с Шатило 26 октября в офисе на Некрасовской 68. В ходе разговора он мне сказал, что ему известно о том, что с него вымогают денежные средства в размере 1 млн 200 тысяч рублей за разрешение ситуации, связанной с негативными публикациями Умяровой и Иванца. Я ему пояснил, что мне об этом ничего не известно, никаких цифр на тот момент я по «вопросу Шатило» ни с кем не обсуждал.
     28 октября 2015 я вновь встретился с Шатило в его офисе. Последний мне сказал, что у него возникли проблемы с кредитной линией в банке, однако подконтрольные фирмы готовы пойти навстречу по кредитной линии, в случае полного удаления  информации из блогов Иванца и Умяровой. В ответ на это я предложил Шатило отдать 300 тысяч рублей за удаление информации из блогов Иванца и Умяровой, а также по 300 тысяч за информационное молчание в течение 10 месяцев, то есть до достройки объекта, кардиоцентра, строительство которого осуществляла фирма Шатило. При этом, если необходимо было помесячное информационное сопровождение в течение всего лишь 3 месяцев, то и нам нужно было отдать за 3 месяца, а не за 10. В ответ на это предложение Шатило сказал мне, что хочет самостоятельно встретиться с Иванцом и Умяровой. Я ему сказал, что мне необходим гонорар. На что Шатило ничего конкретно не ответил. После этого разговора с Шатило я позвонил Умяровой и сказал, что Шатило согласен на предложенную мною схему, при этом он отказался от услуг посредника в моём лице. После чего послал ей по электронной почте схему распределения денежных средств, которую я озвучил Шатило. На вопрос Умяровой, который она задала мне о том, какую часть от полученных от Шатило денежных средств, нужно будет отдать мне, что будет всё хорошо, если они отдадут мне 30% от полученных денежных средств. Было это 28 октября 2015 года. 29 октября в утреннее время я ещё раз позвонил Умяровой для того чтобы обговорить условия встречи и проценты распределения денежных средств. Умярова Наталья спросила достаточно ли 30% от денежных средств, полученных от Шатило. Я ответил, что достаточно. Примерно в 18-30 29 октября по предварительной договорённости с Умяровой Натальей я встретился у торгового центра «Мега-сити» на остановке общественного транспорта «Глазная больница». Умярова присела ко мне в машину. В машине Умярова передала мне 300 тысяч рублей, положила их в открытый бардачок между сиденьями. В настоящее время я точно не помню, какой точно диалог состоялся с Умяровой, но после этого меня задержали сотрудники полиции.
     Протокол подписан подозреваемым и защитником.

     Судья: Вы показания такие давали?

     Бегун: Я давал эти показания уже после беседы с господином Солодовниковым и под диктовку Закаречкина (следователя), который сказал, что мы пишем именно так, как есть. То есть, какого-то распределения… я не давал показания о том, что мы делим суммы и так далее. Т.е., это идёт не от меня. То есть, я, в данном случае, говорил то, что мне говорил следователь. Мне следователь говорил после моего разговора с Солодовниковым.
     (Подтверждаю эти слова Бегуна. В электронном письме, о котором идёт речь, Бегун писал: «Там и мне закиньте чего-нибудь»).

     − То есть, ваши пояснения, изложенные в этом протоколе, по поводу ваших взаимоотношений с Мироновой и Иванцом, они не соответствуют?

     −  О роли организатора и распределения денежных средств – не соответствуют действительности. Ваша честь, если вы смотрите материалы дела, то обратите внимание – я сам себя в деле закапываю, по всем пунктам.

     − Понятно. Значит, показания эти были даны не добровольно. Да?

     − Эти показания были даны не добровольно, после разговора с Сергеем Александровичем Солодовниковым. Я полагаю, что нужно вызвать в судебное заседание госпожу Крестовникову (адвоката) и её опросить.

     − Адвокат Крестовникова присутствовала при вашем допросе?

     − Нет. Госпожу Крестовникову и следователя Закаречкина связывали знакомственные отношения, поэтому всё это дело могло быть задним числом подписано. Были ситуации, когда протоколы подписывались утром следующего дня. Когда вносились какие-то изменения и тому подобное.

     − Правильно ли суд понимает, как это записать в протоколе, что адвокат Крестовникова не присутствовала при вашем допросе 29 октября в здании ГСУ и подписала протокол задним числом?
     Ещё раз спрашиваю, адвокат Крестовникова присутствовала при вашем допросе?

     − Нет, не присутствовала.

     − Не подписывала 29 октября данный протокол?

     − Я этого не знаю.

     Судья прокурору: Поясните, кто допрашивал?

     − Допрос производил следователь Закаречкин А.Е. в присутствии защитника Крестовниковой.

     Судья: Ясно. Значит, в следующий раз вы были допрошены в качестве обвиняемого уже 3 ноября. Аналогичные показания вы давали, что и в качестве подозреваемого. Вы их подтверждаете?

     − Все показания по этому делу давались после разговора с господином Солодовниковым. Вот эти показания − 29 октября, 3 ноября, любые другие – они все одинаковые.

     Судья: Да, они все одинаковые.

     − Они все одинаковые. Потому что сначала был разговор, сначала были формулировки о том, что «ты долго задержался на этом свете» и прочие вещи. Если бы не было разговора с господином Солодовниковым, если бы не было заявления Шатило по всей этой истории, то этих показаний бы не было.

     − Показания от 3 ноября вы дали не добровольно?

     − Всё делалось недобровольно и являлось следствием и итогом разговора с Солодовниковым и Яркиным.

     − Эти показания вы НЕ подтверждаете в настоящее время и от них отказываетесь?

     − Да.

     Судья: Поясните, что вы имеете в виду, называя «провокацией со стороны Шатило», его участие в этом деле?

     − Уголовное дело Шатило и его заявление, оно необходимо было в первую очередь, для Солодовникова и Яркина, чтобы получить мои показания на губернатора Меркушкина. Если бы не было этой необходимости, я думаю, этого дела тоже не было бы. Сергей Александрович мне просто в лоб сказал: «Мы следили за тобой 5 месяцев, потратили 6 млн рублей, и только сейчас у нас появилась эта возможность».
     Ваша честь, с моей работой меня ухватить можно было на чём угодно, но почему-то выбрали вот именно этот вариант. Когда я начал работать с Шатило, у которого были на тот момент, да есть и сейчас, проблемы связанные с налогами, с платежами, с использованием бюджетных средств и т.д. Вот эта ситуация и была поводом для того чтобы организовать информационную атаку на Шатило.
     Объясняю гособвинителю: если вы читаете газету «Самарское обозрение», то в середине или начале ноября появился двухполосный разворот, который мне показывал Закаречкин. Где было написано, что «дело блогеров», «дело Бегуна», в этом деле главное не вымогательство, не дело Шатило, до которого всем фиолетово. А главная цель там – это губернатор Меркушкин и члены его команды. Здоровенная статья, на две полосы. Я почитал, и подумал: «Ну, хорошо, что хоть кто-то сечёт эту ситуацию». Кроме «Обозрения», и кроме меня сейчас, эту тему никто не озвучивал. Правильно Умярова постоянно говорит: «Все знают, и все молчат».
     Ваша честь, я устал молчать! Я 8 месяцев молчал! Извините.

     Адвокат Байгильдеев (Иванец): Сколько раз вас посещал Солодовников?

     − Не менее 10-12 раз. В течение ноября. Все встречи проходили в вечернее время, после 5 часов. Были также встречи в утреннее время, когда он приезжал, выставлял начальника ИВС из кабинета…

     − А тот оперативный сотрудник с ноутбуком, сколько раз приезжал?

     − Он приезжал весь ноябрь и весь декабрь. Приезжал в ИВС. В СИЗО он не приезжал. Соответственно, у меня «рабочий день» начинался в 10 утра и заканчивался в 6-8 вечера.

     − А на ул.Соколова сколько раз возили?

     − На Соколова я был 2 или 3 раза, в кабинете у Солодовникова. Его кабинет с видом на Волгу и на храм. И через вестибюль, т.е., через зал для совещаний. Вход в кабинет Солодовникова находится с левой стороны конференц-зала. Там (в зале) такие кресла светлые кожаные.
     (Подтверждаю слова Бегуна. Расположение кабинета Солодовникова именно такое. См. мою старую статью «Два клоуна на приёме у Стерликова» http://samarski-forum.livejournal.com/332297.html).

     − Каким образом вас доставляли?

    − 1 или 2 раза я был доставлении из ИВС, 1 раз я был доставлен из СИЗО. Я был доставлен в наручниках. Соответственно, Сергей Александрович тут же набрасывался на конвой со словами: «Какого чёрта он в наручниках? Это мой друг!». Ну, как я понимаю, он сидел, угорал надо мной. Разговор у Солодовникова шёл НЕ по делу о вымогательстве.

     − На чём вы были доставлены?

     − 2 раза «Газель», 1 раз ГАЗ «автозак».

     − Вы можете опознать оперативного сотрудника, который приходил с ноутбуком?

     − Да. Это − не милицейский типаж. Молодой человек, выше среднего роста, светловолосый, худой, жилистый, нормально общается (наличие интеллекта, что ли, Бегун признаёт за полицаем?).
     Но он был совершенно не в теме. Потому что я начал задавать контрольные вопросы по политическим ситуациям, он совершенно не разбирался (Ах, всё-таки нет интеллекта! Уф, у меня прямо от сердца отлегло). То есть, он просто выполнял техническую роль, когда приносил мне уже распечатанный текст, на котором было написано… и с пометками карандашом – типа, усилить роль… вот такого рода.

     Адвокат Коган (Миронова): Наталья Николаевна, посещал ли вас в ИВС Солодовников? О чём вы разговаривали? Повлияла ли эта беседа на вашу позицию и показания по делу?

     Миронова: Посещал 1 раз. Это было в субботу, когда суд продлил нам арест на 2 месяца. Это было в 5-6 вечера. У меня сложилось впечатление, что он приехал не у меня что-то спросить, а просто выговориться (Угрызения совести у полицая? Не верю!).
     Я у него спросила: «А за что нас арестовали?». Я ожидала ответа, что он мне скажет: «За то, что вы вымогали деньги у Шатило, и на вас возбуждено уголовное дело». Вместо этого Сергей Александрович мне сказал: «Ну, вы понимаете, вы столько понаписали. И этим пользуются люди на федеральном уровне, и вас используют вслепую». Я говорю: «Так нас могут арестовать за любой текст, который есть в наших блогах, сказав, что он написан с целью вымогательства?». Он ушёл от ответа. Спросил, с кем у меня ребёнок. Я сказала: с мужем. Он сказал: «Ну, вы потерпите немножко. Всё прояснится, всё будет в порядке».
     (Генерал Солодовников признал, что этих троих арестовали именно как журналистов, а не как вымогателей).

     Адвокат Байгильдеев (Иванец): Повлияло ли посещение Солодовникова на ваши показания?

     − Нет, не повлияло.

     Судья Дерунов: Вы свою позицию по делу и показания, данные на предварительном следствии и на прежних судебных заседаниях, подтверждаете?

     − Да. Я всегда утверждала, что я говорила правду. Более того, я ждала этих допросов. Я думала, что чем быстрее я всё это расскажу, всю правду, тем быстрее выяснится, что никакого вымогательства не было. На первом же допросе, когда мы сидели втроём, я, мой адвокат и Закаречкин. Когда я всё рассказала, Леонид Григорьевич (Коган) говорит Закаречкину: «Ну, у вас вымогательство-то разваливается!». Закаречкин покивал головой и…

     (Миронова – дура!!! Поверить полицаям?!! В её возрасте – и такая дурь! Да я скорее Обаме поверю, чем самарскому полицаю!).

     Судья: Подсудимый Иванец, вы свою позицию поддерживаете?

     Иванец: Да. У меня позиция прежняя. Да, меня все посещали, все мило мне угрожали. Но, тем не менее, я заявляю, что никакого вымогательства не было. Все мои показания, с первого дня до последнего − остаются.

     Миронова: А можно я добавлю, ваша честь? После того, как меня посещали оперативные сотрудники, и оперативные сотрудники в Сызранском СИЗО, вопросы были разного рода, только не касающиеся Шатило. Были вопросы, с кем из чиновников я общаюсь, какие коррупционные схемы знаю, какие тёмные дела Бегуна я знаю. Что меня связывало с теми, кто в моей телефонной книжке. Но по Шатило не было задано НИ ОДНОГО вопроса. То есть, это дело вообще никого не интересовало.

     Судья: Перерыв в судебном заседании – 10 минут.

     Потом перерыв ещё продлили. Смотрите мой предыдущий репортаж об этом судебном заседании «Хинштейн и Солодовников работают против «губера» http://n-p-baranova.livejournal.com/69060.html
ПОСЛЕ ПЕРЕРЫВА:

     Прокурор Афанасьева: В связи с показаниями, которые сегодня в судебном заседании давал подсудимый Бегун, ходатайство о вызове в суд лиц, чьи фамилии он называл в своих показаниях, как лиц, которые оказывали на него воздействие. Это, Солодовникова Сергея Александровича, Гриня Алексея Владимировича, Закаречкина Антона Евгеньевича и Яркина Михаила Васильевича.

     В судебном заседании объявляется перерыв.
     До  04.07,  14-30.
Баранова Н.П.

  • 1
Фу! Как не стыдно !

Мне очень понравился пост moiiis по вашей же теме. Приведу-ка его текст. Не возражаете?

"С чего оно началось? Дело блоггеров?
Началось с маленького кусочка говна, подложенного друг другу коллегами по говну, ой, по перу, то есть: блоггер Умярова (ой, Миронова, то есть) сдала ментам (ой, полицейским, то есть) своих коллег по цеху: взяла миллиончик русских рублей у русского предпринимателя Шатило, была поймана с поличным, после чего под видеокамеру рассказала все и обо всех своих горе-подельниках.
По просьбе поймавших Умярову полицейских, она вызвонила своего ближайшего соратника по цеху Бегуна и с удовольствием назначила ему контролируемую операми встречу на улице. Наташу опоясали микрофонами и камерами, как поясом шахида, и она пошла в машину Бегуна спасать Родину от вымогателей. Сразу после передачи денег Бегуну в размере трети лямчика (доза счастья Бегуна за ненаписание гадостей о Шатиле) Умярова произнесла кодовую фразу "все готово", после которой Бегуна взяли. С поличным.
Настало время Бегуна. В полном смысле этого слова. После нескольких минут в кабинете опера, где ему продемонстрировали видеозаписи встречи его и Шатилы, его и Умяровой, Бегун решил себе помочь единственным известным ему способом: так же, как и Умярова, сдать всех подельников нах...
Потом Бегун будет рассказывать на суде об оказанном на него давлении, а также про "пику" в свой бок, наставленную главным полицейским ночью на допросе, о том как били и пытали, в общем, заставляли дать показания на Меркушкина и признаваться в вымогательстве.
Ремарочка: за несколько месяцев до своей посадки Бегун рассорился с Меркушкиным и тот послал его на... вольные хлеба, в общем, потому что надоел уважаемому человеку бесконечный словесный понос этого специалиста по статейкам в инете. Уйти Бегун ушёл, но обидку затаил на деда, как он любовно называл губернатора. А тут такой повод: сдать Меркушкина с потрохами, пусть почувствует, как терять дружбу с такой знаменитостью, как он - великим и могучим блоггером.
Вот и предложил правнук печально известного Павлика Морозова Дима Бегун сделать близкую ему по духу гадость: обгадить людей, в чьей команде работал, спасая собственную ...опу.
"А можно я показания про Меркушкина дам, а вы мне это как смягчающие обстоятельства зачтете?" - спросил плохиш Бегун строгого дядю полиционера. "Попробуйте", тоном Влада Пельша разрешил полицейский опер.
И "попробовал" пойманный врагами Бегун - налил говна про уважаемых людей на 124 печатных листа. А потом под видео все это повторил. Правда информации было так много, что уставший от вёдер и ушатов лившихся из уст Бегуна откровений следователь упрашивал его закончить с дачей показаний.
Однако, Бегун, обольщенный повышенным вниманием к своей персоне, как Юстас - Алексу: все писал и писал, а потом все говорил и говорил. И длилось это целую вечность. Показания Бегуна в полицейских кабинетах прерывалось на его кормление ресторанным мясом. Наверное, именно это Бегун расценил как "давление" на него с целью заставить дать показания. Хотя, честно слово, давить на Бегуна надо было, чтобы хоть на минуту говорить перестал. Но когда Димок переставал говорить на допросах и выходил в коридор продышаться, он продолжал говорить (лить говна) на Меркушкина и команду в коридоре: рассказывал все конвоирам, проходившим мимо людям, а потом - и подельникам в камере.
Кстати, ходят слухи, что о делах своих случайных сокамерников Бегун тоже рассказывал: "Все че узнал, утаить не могу", - нисколько не стесняясь объяснял он свою склонность к систематическому говнометству.
В общем, за показания свои Бегун "сидел нормально" - с телевизором и телефоном в хате, с внеурочными передачками, которые таскали ему и бывшая жена, и любовница,со свиданиями с любимыми женщинами, с шашлычком и колбаской, заносимыми заботливыми и вежливыми людьми. Пока сидел, вернули ему и карточки банковские, и машину изъятую, также дом, на него оформленный, на жену переоформить разрешили. Все это - как своеобразные дивидендики за сотрудничество.


Ну, как вам басня, госпожа Баранова?

  • 1
?

Log in