Previous Entry Share Next Entry
Кипящее море
n_p_baranova
Газета «Правда» №103, 16 сентября 2016

    Южнокорейский военный флот, как сообщают источники в Сеуле, готов к нанесению удара по КНДР. Власти на юге полуострова опубликовали сообщение,  якобы всё готово для того, чтобы в случае необходимости стереть Пхеньян с лица земли. Сеул утверждает, что таким образом он намерен противодействовать ядерной агрессии КНДР, которая провела крупные испытания ядерного оружия.
    Ситуация даёт повод поговорить об Истории − именно так, об Истории с большой буквы. В КНДР внимательно изучили то, что там называют крушением социализма в Восточной Европе. И приняли стратегическое решение − с их страной ничего подобного не произойдёт, американская солдатня не будет топтать её землю, американские бомбы и ракеты никогда не будут падать на Пхеньян, как они падали на Белград.
    Для достижения независимости был единственный путь − создать собственное ядерное оружие. Не для того, чтобы стереть с лица земли Южную Корею или Японию, не для того, чтобы разрушить Западное побережье США, которое, по некоторым оценкам, находится в зоне досягаемости северокорейского ядерного оружия. Нет, «А»-бомба КНДР − оружие политическое, каким оно было для сталинского Советского Союза в тяжелейшие послевоенные годы. Создав гигантский ядерный потенциал, Советский Союз никогда не использовал его как оружие войны. Это был надёжный щит, который защищал нашу Родину от происков любых агрессоров. И его по достоинству оценили в мире.
    Черчилль однажды сказал, что атомная бомба сломала хребет войне. История даёт тому немало подтверждений: за семьдесят с лишним лет ни одно атомное государство не подверглось агрессии из-за рубежа. Более того, бесконечный «индо-пакистанский инцидент» вдруг сошёл на нет после того, как обе державы обзавелись ядерным оружием. Конечно, всё ещё дымится Кашмир − предмет индо-пакистанских споров. Но это далеко не то же самое, что грандиозные танковые сражения и тяжелейшие авиационно-ракетные удары доядерной эпохи. Так что вряд ли стоит проклинать Северную Корею, призывать на неё все кары земные, морские и небесные за то, что она принимает необходимые (и достаточные, не больше) меры для защиты своей безопасности.
    История КНДР неразрывно связана со Сталиным. Он, как человек, знающий войну не понаслышке, так рассуждал после завершения Царицынской эпопеи: чтобы провести крупную боевую операцию, могут потребоваться тысячи и даже десятки тысяч солдат, а чтобы сорвать её, достаточно двух-трёх предателей в штабе фронта или даже штабе армии.
    Предателей он вывел. На корню.
    Будь иначе, у нас во время Великой Отечественной войны был бы не один высокопоставленный предатель − генерал Власов. Их могло бы быть куда больше. И это подтверждает История.
    В Пхеньяне такой опыт учли. Однако ошибётся тот, кто станет считать, что северокорейский путь к созданию своего ядерного щита был простым. Утечек из Пхеньяна нет. Но известно, что там тщательно изучали историю советского атомного проекта. И делали выводы.
    71 год назад, 20 августа 1945 года, в СССР был создан Специальный комитет при правительстве Советского Союза, которому поручалось руководство разработкой и созданием атомного оружия. Председательствовал в комитете Л. Берия, его заместителем стал М. Первухин, членами комитета назначили Г. Маленкова, Н. Вознесенского, Б. Ванникова (наркома боеприпасов), А. Завенягина, И. Курчатова, П. Капицу и В. Махнёва. Это был цвет советского менеджмента.
    Случались и огрехи. Капице не понравилось руководство Берии. Учёного от дел отстранили.
    Для реализации огромного дела нужны были невиданные деньги. Между тем в руководстве страны не было единства по вопросу о будущей войне. Со времён Первой мировой считалось, что эта война будет «сражением газов». Вопрос обсуждался на XVI съезде ВКП(б) (1930 г.), где с пламенной речью в поддержку именно такой концепции выступил выдающийся учёный и революционный деятель академик А. Бах. Его позиция получила одобрение. Огромные средства были вложены в СССР (и в Германии) в создание гигантского арсенала боевых отравляющих веществ (БОВ). И вот спустя всего 15 лет нужно было средства и кадры, используемые для производства БОВ, переориентировать на производство атомного оружия (напомню, что ещё в конце тридцатых годов над перспективами энергии расщеплённого атома видные учёные посмеивались). Нужна была «стальная сталинская воля», чтобы в разорённой войной стране принять такое судьбоносное решение.
    Как бы то ни было, разорённая, только что вышедшая из страшной войны страна стала обладателем надёжного ядерного щита, который обеспечил её неуязвимость для любой агрессии на долгие годы.
    Когда корейцы взялись за собственный атомный проект, им тоже было очень тяжело − одна из самых бедных стран мира пожертвовала многим, чтобы сохранить свою независимость. Опыт сталинского СССР был для КНДР бесценен. Пхеньян добился своего − теперь у социализма здесь надёжная защита. И что бы кто бы ни делал, Красная Корея от этой защиты не откажется.

  • 1
Сталина цитировать - род людской не уважать

Если у кого в голове есть хоть одна извилина, тот неизбежно признаёт правоту Сталина.
Впрочем, статья не о Сталине, а о Северной Корее и ядерном оружии.

Вы реально считаете, что пара атомных бомб их от чего-то спасёт? А они смогут их, в случае чего, доставить куда нужно?

  • 1
?

Log in