Previous Entry Share Next Entry
Как выгораживают судей-взяточников
n_p_baranova
    15 ноября 2016 года я опубликовала статью «Самарские судьи - взяточники». В своём «живом журнале» и в других сообществах.
        Излагаю суть той статьи. В октябре 2016 года ко мне, как общественнице, обратился известный самарский блогер Тахир Байбеков. На этого Байбекова вышел заключённый Роман Колпаков, осуждённый 23.12.2014 на 6,5 лет за, якобы, попытку убийства. Байбеков передал мне обращение Колпакова в различные официальные органы. Текст обращения занимает 55 страниц.


Роман Колпаков
    Итак, Колпаков утверждает, что с него вымогали взятку − сначала следователь Кусморов, затем федеральный судья Бурцев.
    Со следователем Кусморовым всё ясно.
    В марте 2016 года Красноярский районный суд приговорил экс-следователя Кусморова к 8 годам колонии строгого режима и штрафу в 11,2 млн рублей за вымогательство взятки в 3 млн рублей в обмен на непривлечение обвиняемых к уголовной ответственности.
    Это совсем другое вымогательство, к Колпакову не имеет отношения. Ранее начальник СУ СК РФ по Самарской области Валерий Самодайкин объявлял Кусморова лауреатом конкурса "Лучший сотрудник СК".

    Переходим к судье. Судья Бурцев вымогал с Колпакова 1,5 млн чтобы переквалифицировать дело с покушения на убийство (ст.105) на причинение лёгкого вреда здоровью (ст.111).

    Судья Бурцев написал в приговоре, что все трое сидели на кухне у Губанова и пили водку. Хотя в деле есть экспертиза, что алкоголь в крови подсудимого Колпакова не обнаружен.
    И наоборот, согласно экспертизе в крови Шакирова определяется этанол – 2,11 гр/литр (т.е. сильная степень опьянения). Кроме того, Шакиров Н.Н. находится на учете в наркологическом диспансере с диагнозом: пагубное употребление алкоголя с вредными последствиями, и он был поставлен на учет именно по инициативе полиции.

    Далее, в приговоре бросается в глаза явный ляп судьи Бурцева. На стр. 3 приговора указано, что было выпито 3 бутылки водки. И тут же, на стр. 4 приговора судья Бурцев не смущаясь пишет, что бутылка была одна:
    И далее на стр. 6 приговора:
    − «…протоколом осмотра места происшествия от 24.01.14, из которого видно, что порядок вещей на кухне не нарушен, на полу отсутствуют какие-либо осколки…».
    Вопросом, куда делись ещё 2 пустые бутылки, судья не озаботился. Подсудимый Колпаков утверждал, что во время драки на полу были осколки разбитой посуды. А так как потерпевший был с голым торсом, то он просто порезался об эти осколки. Повреждения внутренних органов Шакиров получил от острых краёв сломанных рёбер, а все наружные раны были не глубже 2 см. В приговоре судья Бурцев написал, что абсолютно ВСЕ раны нанёс подсудимый своим ножом. Какие повреждения были от сломанных ребер, судья не уточнил. Выходит, согласно приговору, Колпаков нанёс ножом такие глубокие удары, что повредил и сердце, и какой-то там сальник возле печени.
    То есть, по сути, к имеющимся фальсификациям следователя, судья Бурцев присовокупил ещё и свои подтасовки.

    Итак, что мы знаем. На кухне квартиры № 77, где случилась драка, и 2 человека получили ножевые порезы, в тот момент находились 3 человека. Разумеется, каждый рассказывает свою версию произошедшего. Допустим, Колпаков заблуждается (пусть даже врёт!), что застройщик не хотел платить Колпакову почти миллион рублей и поэтому нанял за гораздо меньшие деньги хулигана, чтобы тот преследовал Колпакова. Пусть так. Но какие должны быть самые элементарные действия полиции?
    Не надо быть юристом, а просто исходить из здравого смысла. Мы, простые граждане, думаем, что полиция изымет все ножи, которые найдёт в квартире № 77, а также ножи, которые обнаружит в личных вещах участников этого события. Далее, на судебную экспертизу отдадут отпечатки пальцев всех троих.
    На самом деле, действия полиции были направлены на фальсификацию доказательств, чтобы предъявить обвинения именно Колпакову, как платёжеспособному.

    Смотрим заключение эксперта № 472 от 17 февраля 2014 г.
Драка была в квартире № 77
На экспертизу передали только 2 дактилоскопические карты
Ножи изъяты из квартиры № 23

    Поножовщина была в квартире № 77, но с места происшествия не изъято ни одного ножа. Все 5 ножей, переданные эксперту, были изъяты из квартиры № 23, где живёт мать Колпакова.
    На дактилоскопическую экспертизу следователь отдал только 2 дактилоскопические карты − Колпакова и Губанова. Отпечатки пальцев «потерпевшего» эксперту не передали.
Без комментариев.

    Далее, в приговоре судья Бурцев привёл показания потерпевшего Шакирова, что Колпаков достал из заднего кармана брюк складной нож.
Показания потерпевшего

    Однако на экспертизу отдали обычные кухонные ножи. То есть, следователь даже не собирался устанавливать орудие преступления. Читаем экспертизу:
    − «Представленные на экспертизу ножи конструктивно состоят из клинка и рукоятей, для удобства их дальнейшего описания и исследования они условно пронумерованы экспертом».

    Подобные «кухонные ссоры» обычно случаются в среде «социально неблагополучных лиц» во время распития спиртного.  Характерна нечаянная опечатка эксперта. Стеклянную бутылку она назвала пластиковой. То есть, большинство своих предыдущих экспертиз она проводила в случаях, когда драки затевали люди, которые пьют спиртные напитки именно из пластиковой тары.
«Пластиковая» стеклянная бутылка.

    В отличие от интеллигента Байбекова, я пишу статьи простым «рабоче-крестьянским» языком. Потому что длинные умные статьи мало кто читает. Для характеристики морального облика федерального судьи Бурцева я использовала любимое слово Никиты Сергеевича Хрущёва.

    19 декабря 2016 года  меня вызвали в СУ СК РФ по Самарской области. Я по наивности думала, что согласно п.3 ч.1 ст.140 УПК РФ дело возбудили на судью Бурцева − «сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников». Следователь именно это написал в повестке, что проверка проводится «по сообщению о противоправной деятельности судьи Бурцева М.П.», то есть, по моей статье в интернете «Самарские судьи − взяточники». Однако следователь задавал мне странные вопросы, не относящиеся к Бурцеву − с кем я живу, с какого компьютера выхожу в интернет, и тому подобное.  Недовольная таким опросом, я написала замечания в протокол, что речь идёт о преступлении судьи Бурцева ст.305 УК РФ «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта».
    После того как меня опросили в областном следственном управлении, прошло больше месяца. Я стала звонить, писать жалобы. Из прокуратуры Самарской области мне ответили, что я не являюсь заявителем о преступлении. Оказалось, что это судья Бурцев 01.12.2016 подал заявление в Следственное управление «о совершении клеветнических действий при размещении в сети Интернет статьи "Самарские судьи − взяточники"». Слово, которым я обозначила своё отношение к преступлению судьи, он воспринял в буквальном смысле, якобы я распространяю клевету о его сексуальной ориентации.
Следователи зашли в тупик. Что делать с заявлением федерального судьи, они явно не знают. Блогер Тахир Байбеков тоже подключился. Мы, каждый по отдельности, написали непосредственно в СУ СК России по Самарской области заявления о преступлении судьи Бурцева. Вот текст моего заявления:
В следственное управление СК РФ
по Самарской области
443010, ул.Степана Разина,37
ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕСТУПЛЕНИИ
федерального судьи Волжского райсуда Бурцева М.П.

    В нашу общественную организацию «Гражданская инициатива» обратился заключённый Роман Колпаков. Этот Колпаков утверждает, что его осудили незаконно. Колпаков Р.В. передал нам через своего представителя документы по своему уголовному делу. Прочитав эти документы, мы убедились, что Колпаков говорит правду, что судья Бурцев действительно вынес заведомо неправосудный приговор.

    Не нужно быть юристом, чтобы увидеть очевидные вещи. В Заключении эксперта № 472 от 17.02.2014 г. по уголовному делу № 201454061 (т.2, л.д.15-20), чёрным по белому написано, что отпечатки пальцев второго участника обоюдной драки экспертам не передавались (т.2, л.д.16). Всё! Налицо преступление судьи! По такому фальшивому делу он осудил невиновного человека за, якобы, попытку убийства.

    По материалам Обращения невинно осуждённого Колпакова Р.В. в Госдуму (Комитет по противодействию коррупции), в Следственный комитет РФ Бастрыкину и в Генеральную прокуратуру, где он рассказывает о коррупции в правоохранительных и судебных органах Самары, мною, Барановой Н.П., была написана статья «Самарские судьи – взяточники» и опубликована в интернете 15 ноября 2016 г

    Я требую возбудить уголовное дело на судью Волжского районного суда Бурцева М.П.
    Приложение: текст статьи «Самарские судьи − взяточники»

    Реакции на моё заявление о преступлении не было. Тогда я подала жалобу в областную прокуратуру в порядке ст.124 УПК РФ, на бездействие следователей.
    Наконец, в конце марта я забрала в Следственном управлении ответ на моё заявление о преступлении судьи Бурцева. Даже не знаю, какими словами описать это творение самарских следователей.
    Во-первых, это не постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Документ, подписанный заместителем руководителя второго отдела по расследованию особо важных дел подполковником юстиции В.Е.Масловым вообще не имеет заголовка. В этом непонятном безымянном документе моё «Заявление о преступлении» назвали «обращением в интересах осуждённого Колпакова Р.В. о несогласии с действиями судьи Бурцева М.П. при рассмотрении уголовного дела в отношении Колпакова Р.В.».
    Самарские следователи учатся на ходу. Дело в том, что осенью 2016 г. я подавала «явку с повинной» о фальсификации выборов. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по моей явке с повинной было вынесено с нарушением ч.2 ст.148 УПК РФ «Отказ в возбуждении уголовного дела», т.е. следователь не рассмотрел вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос.
    Так вот, следователи учли мою настырность и превратили  моё заявление о преступлении судьи Бурцева в некое обращение, для того чтобы обойти требование ст.148 и не возбуждать уголовное дело на меня за ложный донос. Напоминаю, судья Бурцев 1.12.2016 г. уже подал в это же самое Следственное управление по Самарской области заявление о привлечении меня, Баранову, к уголовной ответственности за клевету на судью, ст.298 УК РФ.
Во-вторых, подполковник Маслов пишет, что в своём «обращении» я не сообщила «конкретных данных о признаках преступления судьи». То есть, вот эти мои слова: «В Заключении эксперта № 472 от 17.02.2014 г. по уголовному делу № 201454061 (т.2, л.д.15-20), чёрным по белому написано, что отпечатки пальцев второго участника обоюдной драки экспертам не передавались (т.2, л.д.16)», по мнению подполковника Маслова не являются конкретными.
Как я уже упоминала, Колпаков много раз обращался с заявлениями в различные государственные органы. Перечень жалоб Колпакова по факту бездействия правоохранительных органов и ответов на них занимает 2 страницы. 30 декабря 2016 г. «следователь по особо важным делам по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по Самарской области старший лейтенант юстиции» Яковлев Д.В., тот самый, что опрашивал меня, вынес очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела о вымогательстве взятки следователем Кусморовым.

    Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела следователь Яковлев указал ст.14 УПК РФ «Презумпция невиновности»:
    − «Имеющиеся противоречия … между доводами Колпакова Р.В. и объяснениями Борисовой Ю.П. (это адвокат по назначению) являются неустранимыми, а согласно ч.3 ст.14 УПК РФ все сомнения в виновности лица подозреваемого или обвиняемого в преступлении, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу».

    Очень правильные слова. Что же они эту статью 14 УПК РФ к самому Колпакову не применили?
Н.П.Баранова

  • 1
ну в целом понятно...россия это сейчас какото пи......ц в области прокуратуры и следственного...и судей...одним словом кризис власти...полный...вообщем 17 год наступил.
иногда тоже пишу...и уже совсем не удивляет вот это вот кривое правосудие, совсем.

  • 1
?

Log in