?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Свобода собраний в Москве и в Самаре.
n_p_baranova
Мирная акция под российскими флагами в день России.
    В Москве люди припёрлись 12 июня с российскими флагами на народное гуляние, а их арестовали и влепили штрафы за участие в несанкционированном мероприятии. Можно конечно позлорадствовать, потому что лично я эту мерзкую власовскую тряпку в руки не возьму, побрезгую. Но тут дело принципа. А почему их арестовали? Какой закон эти люди нарушили?
    На «Официальном сайте Мэра Москвы» 10 июня опубликовано объявление о перекрытии автомобильного движения на ул. Тверской с 18 часов 11 июня до 6 часов 13 июня.     Так что, любой желающий мог прийти на ул. Тверскую в указанное время. Условий всего два – «мирно и без оружия». Что не так? Полицаи не имели права устраивать давку и хватать людей. Смысл присутствия полиции на массовых мероприятиях – это обеспечивать безопасность людей. Не вправе полицаи решать, кому можно прийти на ул.Тверскую, а кому нельзя. По закону, противники коррупции имеют ровно те же права, что и сторонники жуликов и воров. Если человек пьяный, или нападает на кого-то, тогда да, удаляйте его с места проведения массового мероприятия, составляйте протокол. Но протокол за конкретное хулиганство, а не за мифическое участие в несанкционированном мероприятии. Мероприятие на Тверской было санкционировано московской мэрией. И чо?
    Ну, это если закрыть глаза, что в принципе не может быть несанкционированных мероприятий. Любые публичные мероприятия санкционированы его участниками. Потому что запрещаются только мероприятия в опасных зонах –  ж/д, в/в провода и т.п. Мероприятие на ул. Тверской организовал мэр Москвы Собянин. Навальный всего лишь собрался пойти на Тверскую как участник, а не как организатор. Это всё равно, если я напишу в интернете, что 31 декабря пойду на площадь Куйбышева и других позову, а меня за это арестуют и посадят на 30 суток. А как же наши конституционные права и свободы? Права и свободы являются непосредственно действующими. Если в Конституции написано – «мирно и без оружия», значит − всё! Других запретов нет. Полицаи имеют право ограничивать мои права, только чтобы уберечь меня, дуру, от реальной опасности. Например, чтобы я под поезд не попала или чтобы высоковольтные провода на меня не свалились.
    Что там было в Ленинграде на Марсовом поле, за что там хватали людей, я не смотрела. Может быть, там действительно агрессивные драчуны собрались, и полиция вынуждена была их изолировать. А в Москве полицаи-преступники нарушили нашу Конституцию, хватали мирных и безоружных людей на массовом мероприятии, организованном московской мэрией. Вот ведь, «Евсюки» проклятые, лишь бы поиздеваться над людями.

15 июня, Ленинский районный суд.
    Теперь перехожу к самарским митингам и самарским полицаям. 15 июня в Ленинском суде состоялось первое заседание по административному иску Круглова к Фурсову и городской администрации.  Истец один – Круглов, а ответчиков двое – Фурсов и администрация. Также пришли Матвеев и Фёдоров, потому что это их тоже касалось.
    Болеть за Круглова пришли 8 человек, в основном пенсионеры. Потому что Круглова оштрафовали именно за то, что он защищал пенсионеров, которых ограбил Меркушкин. Формулировка штрафа такая – «Круглов А.Г. 23.04.2017 года в 14.30 часов находясь по адресу: г.Самара, пр.Ленина 3, в границах улиц Челюскинцев и ул.Осипенко, принял участие в проведении несанкционированной демонстрации, маршрут проведения которой не был согласован с Администрацией г.о.Самара».
    Если бы судья Октябрьского суда Жданович действительно учился в юридическом ВУЗе, а не купил диплом за деньги, то он бы знал, что не существует несанкционированных демонстраций, и что администрация ничего согласовывать НЕ может. Это принципиально! Обязанность наших служащих - принять уведомление и обеспечить нам, гражданам, проведение нашего мероприятия где мы хотим, и когда мы хотим. Ну, и функцию диспетчера наши слуги выполняют. Если место уже занято, то сообщают нам, а мы, граждане, договариваемся, может мы присоединимся к тем, кто подал заявку раньше нас, или проведём митинг в другом месте. Таковы ясные требования Конституции, что права и свободы являются непосредственно действующими. Т.е., не нужно дополнительных законов, чтобы гражданам реализовать свои права, записанные в Конституции. Но, к сожалению, умных людей мало. Подавляющее большинство людей верят в сказки чиновников, полицаев и судей, что на проведение публичных мероприятий мы, граждане, должны спрашивать разрешение у наших же слуг.

    Судья Дурнова говорит умирающим голосом. Это у судей профессиональная повадка, чтобы публика ничего не слышала.

  Представитель ответчиков – блондинка, и усиленно прикидывается блондинкой. То есть, она всё соображает, но придуривается. Упорно пытается заморочить Круглова, заморочить Матвеева и даже судью. Несёт какую-то околесицу, чтобы сбить их с толку. Матвеев даже заявил устное ходатайство, чтобы судья Дурнова вынесла частное определение в адрес ответчика, чтобы прислали нормального представителя.

    Пересказываю, что записано на диктофоне.
    Круглов присоединился к демонстрации пенсионеров, потому что его мать тоже пострадала от Меркушкина.
    Круглов описывает своё задержание.
    Его задержали на митинге 28 мая, который проходил на Безымянке. Это Промышленный район. Полицаям из Октябрьского РОВД делать там было нечего. Но видать, кто-то «стукнул», что видел Круглова на митинге, и полицаи послали за ним полицейский автобус и несколько сотрудников. Круглов стоял возле трибуны. Полицаи задержали его и завели в автобус, который спрятали от людских глаз за Дворцом спорта. Протокол у них был составлен заранее − за участие в демонстрации 23 апреля. Круглов им сказал, что у него нет паспорта. Тогда полицаи повезли его на автобусе домой на Ново-Садовую. Дома Круглов опять «не нашёл» паспорт. Тогда полицаи вытащили из базы данных номер старого паспорта, внесли в протокол, дали Круглову копию протокола и повестку в суд на завтрашний день, т.е. на 29 мая.

    29 мая судья Октябрьского суда Жданович влепил Круглову штраф 5 тысяч. Причём, главным аргументом судьи Ждановича была совершенно безумная бумажка без названия, якобы написанная администрацией 21 апреля.
    Вот эту безымянную бумажку от 21 апреля Круглов и обжалует в Ленинском суде, по месту нахождения ответчиков. Мало того, что эта безымянная бумажка нарушает и Конституцию, и федеральный закон «О собраниях», так там ещё написано, что чиновники Фурсова приказывают нам, пенсионерам, маршировать строго от ДК «Современник» по тротуару четной стороны ул. Ново-Садовая до площадки у Загородного парка.
    Круглов доказывает, что это вообще запрещено по технике безопасности. Якобы, там стоят опоры с высоковольтными проводами. По разделительной аллее улицы Ново-Садовая маршировать можно, а по чётной стороне нельзя.

    Круглов настаивает на преюдиции. Ст.64 КАС «Обстоятельства установленные вступившим в законную силу решением суда…». Потому что 20 апреля судья Ленинского районного суда уже вынесла решение, цитирую:
    − «признать незаконным отказ администрации городского округа Самара в согласовании публичного мероприятия 23.04.2017 года с 13 часов 00 минут до 16 часов 00 минут в форме демонстрации от площади Козлова по проспекту Ленина до площади Героев 21 Армии (или в обратном направлении)».
    Фотографию этого судебного решения Матвеев выложил в своём блоге
    Каждый может прочесть документ своими глазами и убедиться, что обязанность городских чиновников была обеспечить нам, гражданам проведение демонстрации в указанное нами время и в указанном нами месте.
    Круглов именно на Постановление Конституционного Суда ссылается в своём иске. КС уже рассматривал подобные ситуации и ещё раз подтвердил наше право собираться мирно и без оружия. Цитирую Постановление КС № 4-П от 14.02.2013:
    − «соответствующий орган публичной власти должен предпринять все зависящие от него меры для того, чтобы оно состоялось в заявленном организатором месте и в запланированное время, и не пытаться под любым предлогом найти причины, которые могли бы оправдать необходимость отступлений от предложений организатора публичного мероприятия».

    Блондинка, такая блондинка – явилась в суд без документов, ни на один вопрос не ответила. Твердила как испорченный граммофон: «В уведомлении всё написано. В уведомлении всё написано». Это она ихнюю безымянную бумажку называла Уведомлением.

    Матвеев: − Исполнительный лист 22 апреля доказывает, что на 22 апреля решение суда всё ещё не было исполнено, потому что исполнительное производство – это «…принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц».

    Фёдоров: − что в вашем понимании «исполнение решения суда в полном объёме»? Что – не в полном, что – в полном?
    Блондинка: − Я не буду отвечать на этот вопрос.

    Судья: − Вы считаете, что решение суда исполнено?
    Блондинка: − Я считаю, что в уведомлении всё написано.

    Матвеев: − У меня ходатайство. Я прошу вынести определение в адрес администрации, чтобы они присылали людей, которые соответствуют квалификации, для того чтобы отвечать на вопросы в суде. Хотя бы могли прислать тех самых, которые участвовали в деле (20 апреля).
    Блондинка: − А тех самых уже нет, их уволили.

    Матвеев: −  1) Администрация врёт, что согласовала нам один из трёх заявленных нами маршрутов. На самом деле они изменили даже маршрут от Современника до Загородного парка. Мы предполагали идти по разделительной аллее.
    2) В решении суда 20 апреля доводы администрации, содержащиеся в этом письме 21 апреля, которое они называют уведомлением, уже рассматривались и признаны незаконными. А они снова повторяют то, что уже было рассмотрено. Это циничное неуважение к решению суда.
  Конституционным Судом сформирована правовая позиция, согласно которой есть «конституционные ценности» и «иные». Право граждан на проведение демонстрации является конституционным, а обычные текущие обязанности администрации проводить ремонтные работы – нет. Нет никакой причины срочно асфальтировать именно 23 апреля. Орган публичной власти должен предпринять все зависящие от него меры для того, чтобы мероприятие состоялось в заявленном организатором месте, а не пытаться под любым предлогом найти причины, которые могли бы оправдать отступления от предложенных организатором.
    3) Гражданину Палаткину согласовали проведение пикетов и на площади Козлова, и на площади Героев 21 Армии. Довод про ремонтные работы возник именно в промежуток между 20 и 21 числом. В суд 20 апреля они принесли отзыв, в котором говорят, что «проводить публичные мероприятия по проспекту Ленина и на площади Козлова можно, но там Палаткин раньше вас подал». А когда суд признал это уведомление Палаткина незаконным, потому что подано за пределами срока, тогда они рождают иной довод, что там будут проводиться какие-то работы по благоустройству.

    С учётом единства правовой позиции судебных органов, если Круглову откажут в удовлетворении жалобы по тем же самым основаниям, которые Ленинский районный суд уже рассматривал, то создаётся правовая коллизия, когда есть два решения суда об одном и том же адресе, об одних и тех же основаниях, которые противоречат друг другу.

    Два ходатайства Круглова:
1) обозреть в суде решение от 20 апреля;
2) затребовать в Октябрьском суде лист его ознакомления с делом.

    Судья Дурнова всё ищет предлог, чтобы отказать Круглову. Хотя бы из-за пропуска срока подачи иска. Ст.219 КАС, ч.4 − по публичным мероприятиям срок подачи иска 10 дней со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав, свобод и законных интересов.

    Заседание отложено до 12 часов 19 июня.