?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Письмо Иванца из колонии
n_p_baranova
Письмо отправлено из Стерлитамака 10 марта. В Самару, в офис партии «Справедливая Россия» прибыло 14 марта. Мне его передали для перепечатки 18 марта. Несколько дней ушло на печать, я ведь не машинистка. 25 страниц рукописного текста.
   Солодовникова сняли с должности 9 марта. Так что письмо написано ещё до отставки Генерала.
   Некоторые слова я не поняла, и не стала печатать. Курсивом в скобках − мои пояснения, если что.


Руководителю Красноярского районного отделения
Самарской областной организации
партии «Справедливая Россия»
Игнатьеву В.В.

от Иванца О.И.
ХОДАТАЙСТВО
о проведении антикоррупционной проверки в рамках
деятельности областной парторганизации «Справедливая Россия»

   «Дело блогеров». Бредовое название. Среди троих осуждённых лишь один блогер. Если же считать, что человек, имеющий свою страницу в соцсети и что-то там пишущий − это блогер, то в судах в таком случае ежедневно проходят  процессы над блогерами. Многие (да почти все) имеют регистрацию в ВК (ВКонтакте), Фейсбуке, Инстаграмме или Одноклассниках. Так что «Дело блогеров» − это скорее всего процесс для устрашения блогеров, процесс над неподконтрольным Интернетом. А уж кого судили − не суть важно. Надо показать − показали. И с какой радостью многие журналисты торжествовали. Я их понимаю… Конкуренция. Которая приведёт к падению их гонораров. Будем откровенны. Скоро журналисты все уйдут в блогосферу. Вынуждены будут уйти. А там уже многие проиграют в талантливости простым «нежурналистам». Для блогерства (в отличие от журналистики «бумажной») нет необходимости ни в дипломе, ни в связях, ни в помощи покровителя. Любой слесарь может стать отличным блогером. Но блогеров, как журналистов, надо держать в узде. Контроль должен быть везде. А это тяжело…

   В первых числах октября 2015 года на моей странице в соцсетях («Олег Иванец, Бандитская Самара») появились документы (материал ОРД из МВД, Следственного комитета и Налоговой службы) по расследованию коррупционной схемы в системе здравоохранения Самарской области. Под подозрением в причастности упоминались известные региональные чиновники, политики, депутаты и … Губернатор Самарской области Н.И.Меркушкин. Первый материал вышел 2 октября.
      (ОРД − оперативно-розыскная деятельность)
   А уже 19 октября 2015 года решением суда Советского района г.Самары вынесено Постановление о разрешении на прослушивание моих телефонов по ходатайству ГУ МВД Самарской области. Основания? Подозрение на наличие состава преступления по ст.ст.212 и 282 УК РФ. Из текста Постановления: … попытки дестабилизации обстановки в России (!!! − именно так! − О.И.) … используя служебное положение (!!! − именно так! − О.И.)».
      (ст.212 «Массовые беспорядки», наверно, часть 3 − призывы к массовым беспорядкам или призывы к насилию над гражданами)

   И вот 29 октября 2015 г. задержание за … вымогательство в особо крупных размерах, а чуть позже судебный спектакль и вынесение приговора − 7 лет строгого режима. Как мне по секрету рассказывал один из членов следственной группы − «это всё же лучше, чем если бы мы нашли у тебя грамм 10 героина».
   Действительно лучше. И, надо согласиться, что по логике всё верно − обвинить Губернатора области в коррупции − это всё же и есть дестабилизация обстановки. Только вот вывод удивительный − «любая борьба с коррупцией − это дестабилизация обстановки». А сама коррупция − не дестабилизация?

   То, что посадили − это понятно. И не было бы всё это интересно (да таких сотни!), если бы не несколько «но»…
   Сразу же после задержания Генерал под мухой, обливая меня водой, как Карбышева, кричал: «Да мне плевать на правду, я с помощью вашего уголовного дела Мордвина посажу! Это ведь я уделал Белых, и скоро ему кранты!».
   Следователь и судья наделали столько ошибок и просчётов (фальсификация, уничтожение доказательств, и просто грубые процессуальные ляпусы), что приговор должен быть отменён… Да судья и выносить его не имел права. Прокуратура должна была… хотел написать про законность, но потом вспомнил, что это слово давно уже архаизм. Генерал (действуя против Губернатора) инициировал «антигубернаторское блогерское Дело», а Прокуратура (по подсказке Губернатора) по быстрому решила всех посадить.
   Спасенья неоткуда было ждать. «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат». Причём, паны в итоге, видимо сговорились.

  В этом деле почти не осталось загадок. Но это для меня. Будучи в Самарской области мне многое было непонятно. Было много несостыковок. Но… В ноябре 2016 года я был этапирован для отбытия наказания в лагерь, где содержатся бывшие сотрудники правоохранительных органов. Следаки, прокуроры, опера, чекисты и т.д. Самарское землячество очень большое. У многих друзья − бывшие коллеги, родственники или бывшие подчинённые по-прежнему «при погонах». И я попросил разузнать у самарских «погон» подробности «Дела блогеров». Пара месяцев, десятки телефонных звонков и … теперь я знаю всё!
   Всё о той мерзости, предательствах и служебных преступлениях, которые окутывают уголовное дело № 201523223 (в суде это дело № 1-52/16). Это не догадки журналистов, не фантазии Бегуна и Мироновой-Умяровой, не бред Иванца…  Это рассказ самих правоохранителей плюс фактологическая канва (все документы у меня имеются). По ряду причин о многих моментах я умолчу или воспользуюсь аллегориями. Всё же 99% участников дела ещё живы и многие занимают высокопоставленные должности.
   И я ни в коем случае не оправдываюсь. Все мы преступники. Все мы когда-то преступаем закон. Но судить нас (и тем более осуждать) должны за действительные преступления, а не за мнимые. Когда закон сам переступает через себя (т.е. закон), то он сам становится преступен. Если правоохранители и правосудие сами нарушают закон (причём созданный ими же), то чем они отличаются от преступников?
   Накануне суда, при ознакомлении с выводами предварительного расследования, я был шокирован, что следователь всё по максимуму свалил в одну кучу. Я ещё тогда пошутил, что осталось ещё и убийство Патриса Лумумбы в обвинительном заключении на меня повесить. А старший следователь СЧ ГСУ МВД России по Самарской области подполковник юстиции Закаречкин А.Е. сказал приблизительно следующее: «Олег Игоревич, а что Вы хотели? Вы же знаете, как всё это делается. Берётся всё по максимуму. Так как на суде всё равно половина отлетит. Чтобы достигнуть результата поставленного, надо в два раза больше инкриминировать. Вот у вас в деле будет вторая часть 163 статьи, но, чтобы её сделать, необходимо инкриминировать третью часть. Потому что задача любого суда − посадить на  50% от предъявленного обвинения. Чтобы посадить за 1 млн руб, необходимо инкриминировать 3 млн руб. Всё равно большую часть обвинения суд отбросит. Это специфика нашей работы…»
   Наверное, следователь был потом удивлён, что суд в приговоре на 100% просто переписал предъявленное обвинение. Просто скопировал. И, видимо, следователь вздохнул с облегчением, что не стал инкриминировать мне убийство Патриса Лумумбы, так как по видимому, по запарке меня бы и за это судили. 100% − так 100%. Ведь приговор писался заранее ещё до суда. Копировалось обвинительное заключение (следователь даже не мог такое предполагать!). Мне ещё до суда сказали − 7 лет (Генерал предлагал условное за 2 вещи, но об этом ниже). Потому следователь и наделал столь много ошибок, а исправлять было лень, т.к. … суд исправит. А суд и того не сделал.

   Представьте − в Приговор вошло одно письмо как доказательство якобы вымогательства, в котором я прошу денег за работу (якобы публикацию). По Приговору это моё письмо потерпевшему! Но! Следователь банально ошибся. Это письмо совсем другому человеку. И это можно подтвердить − адресат у письма есть (совсем не потерпевший). Следствие банально ошиблось! Суд банально перекопировал! Адвокаты банально не заметили. А меня банально осудили, приведя «доказательство», которое не имело отношение к обвинительной базе (данное письмо вообще написано по «настойчивой просьбе» подполковника Яркина).
   Представьте - в Приговор вошел отрывок из ПТП (прослушка телефонных переговоров). Там я упоминаю «шкуру неубитого медведя». Следствие посчитало, что это я говорю о потерпевшем. Суд согласился. Вызвал профессора - филолога, который подтвердил, что по какому-то словарю данная фраза… Короче, всё идёт к вымогательству. И это «доказательство» в приговоре! Но… следствие выдернуло отрывок из разговора. А если увеличить отрывок (полностью 15 минут, а не 3 минуты), то оказывается, что в данном отрывке речь идёт не только о Шатило (потерпевшем), но и о Гусаровой, о Мотынге, и ещё ряде людей. И кто «медведь» совершенно непонятно. Но следствие (и суд) решили, что «медведь» − это Шатило. Как говорится, в доказательства хоть «с миру по нитке»! Хоть что-то, хоть и заведомо бредовое. В лагере я это обсуждал с одним бывшим прокурором. Он банально ржал. Говорит: «Хорошо хоть попытку убийства не пришили. Медведь-то неубитый. Но по смыслу должен быть убитым вскоре…»

   Ну да ладно о приговоре. Там всё парадоксально. Но вот Прокуратура просто ошеломила. А ведь именно она должна реагировать на … я уж не про нарушения закона, а про … извещения о преступлениях и попрании законов.
   Идёт суд. Меня судья спрашивает − оказывалось ли на меня давление или иные противоправные действия во время следствия? И повлияло ли это на мои показания? Я отвечаю − да, оказывалось, но на мои показания не повлияло. Судья удовлетворённо кивает. Прокурор Мария (Афанасьева М.А.) тоже удовлетворена. И всё! А где реакция Прокуратуры и возникающий вопрос − а как оказывалось давление? Может меня паяльником пытали? Это ведь нарушение закона, и я об этом заявляю, и, по закону, Прокуратура должна вцепиться в мои слова и провести проверку. И всё это на фоне более ошеломляющего (для Прокуратуры, в первую очередь) заявления Дмитрия Бегуна (моего подельника) о том, что подполковник Яркин стоял на его ногах (больных!) и приговаривал: «Ну толкни меня! Толкни! И получишь ещё нападение на сотрудника правоохранительных органов!».
   Прокуратура молчит. Так и должно быть? Я во время суда заявил, что после моего задержания сотрудники МВД грубо нарушили ФЗ (федеральный закон) 1997 г. о раздельном содержании бывших сотрудников правоохранительных органов с остальными задержанными. И этому есть документальные подтверждения. Но что Прокуратура меня спросила: «А почему Вы не написали об этом жалобу?».
   Бред какой-то. Я об этом заявляю и Прокуратура обязана (!) среагировать, а мне утверждают, что я должен был чего-то писать. Это Прокуратура должна следить, а не люди писать.

   А теперь позвольте вернуться назад и рассказать хронологию того, что произошло. Выводы делать Вам.
   Весна 2015 года. Новым начальником ГУ МВД России по Самарской области назначен генерал-лейтенант С.А.Солодовников.
   Буквально сразу же информатор мне скидывает материал о подозрительной деловой связи Генерала и подольского авторитета. Есть фото Генерала с Лучком. Биография. Но это так, штрихи к портрету.
   Летом 2015 года ко мне попадает объёмная папка с компроматом на одного высокопоставленного самарского полицейского. С фотографиями и распечаткой Viber-CMC-общения. Офицер не из команды Солодовникова. Но в материалах речь и о новом Генерале, и о «Деле Ильина», и о внутрикорпоративных разборках в системе самарского МВД.
   Я прекрасно понимаю, чем может грозить мне публикация данного материала (там память телефона этого полицейского), потому честно говорю информатору, что публиковать не буду. Но он просит лишь об одном − донести данную информацию до Хинштейна. Не желая наживать себе врага в лице Генерала, я решил передать материал Хинштейну через… Солодовникова! Мол, пусть заодно и Генерал ознакомится. Передал. Генерал отблагодарил через полгода … Уж не знаю, дошёл ли материал до Хинштейна, но одно знаю точно − Генерал понял, что у меня в ГУ МВД (Главке) есть высокопоставленный (информированный) информатор (информаторы). Хотя, может и не в системе МВД. Ведь есть ещё СК и ФСБ. Это Генерала больше озаботило. Именно этот вопрос его мучил тогда, и потом меня пытали.

   С августа 2015 года я занялся расследованием коррупционных схем в системе здравоохранения Самарской области. Тема для меня близка. Когда-то я начинал именно с этой темы (система Медико-социальных экспертиз). По семейным обстоятельствам.
   Уже после суда кое-кто попытался упрекнуть меня в том, что имея дочку с ВПС (врождённый порок сердца), я добился того, что приостановили строительство нового Кардиоцентра, и многие теперь мне «благодарны» за это − мол, я лишил кого-то надежды. Это как в сказке … «Волшебник» пытался построить бассейн, но спёр все деньги и осталось денег лишь на покупку корыта. Так вот, не надо ловить и наказывать «волшебника» − пусть хоть корыто купит. Но ведь он деньги спёр! И не свои, а наши! А то, что Кардиоцентр будет в строительстве заморожен было ясно ещё в сентябре 2015 года. Это великая афера! В ней участвуют великие комбинаторы (я не о Шатило). Господин из Гомеля лишь прокручивает деньги «мордовского богдыхана».
   А вообще примечательно − меня посадили три человека. Меня - коренного самарца. За «чистоту самарского кардиоцентра». Три иноградца. Один из Беларуси, другой из Мордовии, третий из Подольска. Ау! Самарские патриоты остались?

   В августе 2015 года мы с Н.Умяровой (Мироновой) приступили к подготовке проекта открытия независимого интернет-журнала на базе моего блога «Бандитская Самара». Расследования. Компромат. Социально значимые проекты. Коррупция. Спорт. Политика.
   Начало сентября 2015 г. Получаю приглашение на беседу к Чабану (сотрудник аппарата полномочного представителя президента Бабича М.В.). Отказываюсь. Уже тогда появляется чувство опасности. Что-то надвигается…
   2-3 октября 2015 года. На мою электронную почту приходит письмо примерно следующего содержания: «Олег! Если Вам интересно, мы можем прислать документы о коррупции в самарском здравоохранении. Дело в том, что это официальное расследование силовиков, но после того как вмешались «определённые силы», дело спускается на тормозах и, скорее всего, будет замято. Мы же не можем молчать …» и в том же духе.
   Мне прислали Меморандум, а потом и все другие опубликованные материалы. Через знакомых силовиков я проверил подлинность документов и после этого их не просто опубликовал, но и сделал рассылку с заявлениями в Генпрокуратуру РФ и Следственный комитет. Уже потом мне было смешно, когда в Приговоре утверждалось, что я их опубликовал с целью вымогательства. Последний дебил и тот понимает, что имея компромат и цель - вымогательство, материал не обнародуют, а им как раз шантажируют.
   В итоге в последующие дни (где-то до 15 октября) мне также прислали материалы по авиабилетам Меркушкина и Шатило и обещали в ближайшее время прислать видеофайлы из Нижнего Новгорода о «тайной» встрече фигурантов опубликованных разоблачений в штаб-квартире Полномочного представителя Президента РФ в ПФО (штаб-квартира в Н.Новгороде).
   Но были и материалы, которые я не успел опубликовать. Кстати, не факт, что все они из одного источника. Это документы о том, что бизнес Шатило − это не совсем его бизнес. То есть, так-то его, но… кое-кто его заставил работать на… Короче, бабло стало прокручиваться иное, и он уже стал подконтролен… Кстати, и новый кардиоцентр с годами бы отошёл в частные руки. И не совсем Шатило. Ну, да ладно об этом…

   15 октября на меня вышел один знакомый из системы Минздрава и предупредил, что Шатило готовится со мной судиться. За клевету. Меня это устраивало. Я готов был судиться. Кстати, вопрос к залу − а почему Шатило действительно не подал на меня за клевету? Он желал, чтобы с него вымогали?
   19 октября 2015 года ко мне приехали «люди в чёрном». Из Управления экономической безопасности и Противодействия коррупции (УЭБ и ПК) ГУ МВД России по Самарской области. Предложили (настойчиво) проехать на ул.Соколова для беседы с их начальником подполковником Яркиным. Я согласился и поехал. Приехали туда, меня разоружили (после 2012 г. я всегда был с лицензированным пистолетом). Ввели в кабинет Начальника.
   Спустя несколько минут туда ворвался нервный Яркин. Начал кричать, что на меня возбуждается уголовное дело за «раскрытие государственной тайны» (!?). Мол, опубликованные мною документы имеют статус секретных, приравниваются к гостайне, похищены (перефотографированы) из сейфа Главка и т.д. и т.п. Жуть, угрозы, тюрьма и срок в Магадане. Потом он потребовал выдать «крота» в Главке ГУ МВД. «Крот» − это мой тайный осведомитель в рядах доблестных офицеров МВД.
   Яркин также предложил собрать в актовом зале всех офицеров и я должен был, проходя мимо «крота», закашлять.
   Я ему всё объяснил и мы, открыв на их служебном компьютере мою почту, удостоверились, что информатор анонимный и связывается со мной по электронной переписке.
   А вот дальше самое интересное. Яркин сказал, что они весь год «вели» Шатило и Меркушкина, но я открыл все карты, всё рассекретил, и теперь вся операция провалилась. Хотя я-то уже знал, что операцию им закрыли сверху и запретили работать (а цель была так близко!). По факту моих публикаций секретных материалов ОРД, из Москвы приехала комиссия и теперь всех «уделывают» на поиск «крота» (история с полиграфом имеет место быть). Короче, я во всём виноват. Генерал даже на нервной почве присел на антидепрессанты.

   На тот момент мой материал уже перекопировали все, кто заинтересован. Как я уже говорил, их я также отправил в Генпрокуратуру и СК РФ. Поэтому я вполне спокойно предложил удалить материал. Но!!!! Реакция Яркина интересна:
   − Олег Игоревич! (перешёл на Вы, хотя до этого полчаса запугивал на ты − О.И.). ничего удалять не стоит! Давайте сыграем в такую оперативную игру. Вы продолжаете «мочить» Шатило и коррупцию мордовской команды. Мы Вам даже материала подкинем. И продолжите общаться с «кротом». То есть, Вы спокойно будете заниматься Вашей борьбой с коррупцией, будь она неладна, общаться с источником. Предложите ему встретиться, попросите денег. А мы, держа Вас под наблюдением, вычислим его. Вычислим его и по  IP-адресу через Вашу переписку с ним (пароль от почты они у меня к тому времени взяли, хотя я мог и поменять − О.И.). Всё же Ваш информатор совершил должностное преступление и мы его найдём.
   В итоге договор был заключён, и каждый должен был заниматься своим делом. Обратно меня уже везли как VIP-персону: на чёрной Тиане 47 региона. Эта встреча мне запомнится ещё одной особенностью - когда в начале встречи Яркин представился, то я потребовал предъявить ксиву. Он ухмыльнулся и достал её, но раскрывая… из неё вывались доллары. Вот вам крест, я не вру. Так мы познакомились с главным официальным борцом с коррупцией в Самарской области.

   19 октября 2015 года по ходатайству ГУ МВД России по Самарской области судья Советского районного суда г.Самары вынесла постановление о прослушке моих телефонов по подозрению в составе преступления по ст.ст. 212 и 282 УК РФ.
   Из текста Постановления: «…дестабилизация обстановки в России…, используя служебное положение…». Выполнять это Постановление поручили тому высокопоставленному правоохранителю, на которого я летом передал для Хинштейна компромат (он, разумеется, всё это знал).
      (Статья 282 − это знаменитая экстремистская статья. Лезем в интернет, смотрим, кто у нас в Самаре самый главный «экстремист». А вот он, голубок! Начальник Центра по противодействию экстремизму Нещадимов Вадим Александрович. Ага, значит, у Хинштейна с лета 2015 года есть компромат на Нещадимова, но он его не публикует. Предпочитает с мелкой шушерой бороться, типа, как начальник районной милиции Чичельник спёр с заброшенной свинофермы 2 бетонные плиты).

   О прослушке я не знал, но, разумеется, догадывался. С этого же момента за мной была установлена «наружка». Парни не скрывались; около моего подъезда они открыто сидели в автомобиле и посматривали на меня, курящего на балконе.
   Так проходила операция МВД, которая должна была вычислить «крота» (это по документам), но на самом деле − была направлена против Губернатора.

   После встречи с Яркиным неожиданно (ой ли?) начались бурные события. Сначала я отправил письмо информатору с предложением − публиковать и дальше материал о коррупции, «но так как у меня появилось много проблем с МВД, то компенсировать мне покупку антидепрессантов», т.е. оказать матпомощь. Просьбу Яркина о встрече и продолжении контактов я выполнил. Печально, но это письмо потом попало в Приговор, якобы как письмо к Шатило и доказывающего факт вымогательства денег. Следствие и суд банально ошиблись (или преднамеренно? Но это глупо!). Это письмо не к Шатило, а к Хинштейну. Ой, простите, ошибся. К информатору. К анонимному информатору, в котором я подозреваю …
  Ответ пришёл (всё это у меня сохранилось на почте!) сразу же: «Сотрудничество продолжим. Помощь будет позже − мы люди небогатые. Готовьтесь принять убойный материал о преступлениях Шатило и «общаке» Меркушкина в самарских строительных проектах…»

   19-20-21 октября 2015 года моей семье (жена и двое маленьких детей) стали поступать угрозы. Звонили три раза. Один раз даже на сотовый жене с определившимся номером (перезванивал − отключён). Два других раза − на домашний телефон. Текст был примерно следующий: «Если ваш муж не снимет материал с интернета и не назовёт источник информации, то в течение недели дети умрут от гриппа».
   Комментировать не стоит. Жена в истерике. Требует выполнить всё, разрешить конфликт (о сути она вообще не знает). Угрожают детям!

   Я уже тогда подозревал, что кто-то начал подставлять Шатило. Чтобы я подумал на него. Надо быть идиотом, чтобы самому так подставляться. Шатило, по моему мнению, таких бы действий не стал совершать. Хотя … Дальнейшие события и действия Сергея Францевича наводят на раздумья …
   20 октября 2015 года я позвонил в УЭБ и ПК ГУ МВД России по Самарской области и сообщил, что угрожают моим детям (Детям!). На что мне ответили:
   − Хорошо. (Что хорошего-то? − О.И.)
   Но, видимо, операция Яркина шла по плану.

   Об угрозах моей семье я сообщил моей знакомой журналистке Наталье Умяровой (Мироновой). В этот же день она озвучила ситуацию в соцсетях Интернета и обвинила в этом Шатило.
   И тут появился Бегун. Это где-то 20-21 октября. Впервые! Хотя в Приговоре потом появилось: «…Иванец О.И. в период до 02.10.2015, более точные дата и время следствием не установлены, вступил с Бегуном Д.С. и своей знакомой Мироновой Н.Н. в предварительный преступный сговор…». Это как так? Они предполагают, но доказательств нет. Но осудили. Бегун в этом деле появился лишь когда мне и моей семье пошли угрозы (т.е. после 19-20 октября), а Миронова после выставления мною в интернете документов (т.е. 2 октября) позвонила мне и спросила: «Олег, а кто такой Шатило? И откуда эта у тебя бомба?».
   Но по приговору «банда блогеров» вступила в преступный сговор до 02.10.15. Без доказательств. Так захотел Генерал.
Продолжение следует

  • 1

Письмо Иванца из колонии

Пользователь fynjygun сослался на вашу запись в своей записи «Письмо Иванца из колонии» в контексте: [...] Оригинал взят у в Письмо Иванца из колонии [...]

Письмо Олега Иванца из колонии

Пользователь blog_matveev сослался на вашу запись в своей записи «Письмо Олега Иванца из колонии» в контексте: [...] Первая часть: http://n-p-baranova.livejournal.com/96060.html [...]

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Блогерское дело. Такой беспредел еще поискать...Письмо

Пользователь anov_13 сослался на вашу запись в своей записи «Блогерское дело. Такой беспредел еще поискать...Письмо О.Иванца из колонии» в контексте: [...] печатаю по- http://n-p-baranova.livejournal.com/96060.html [...]

  • 1