?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Письмо Иванца - 3
n_p_baranova
ОКОНЧАНИЕ

     Бегун пошёл на соглашение со следствием. Дал показания на Губернатора. Уже на суде он рассказал об этом, лишь приврав, что показания ему писались. Не совсем так. Лошадей на переправе не меняют. Бегун попытался, рассчитывая на ответный добрый жест Губернатора. Поздно. Мы уже были приговорены.
     Бегун и «команда Яркина» при поддержке «профессионалов Зеленова» двое суток сидели с ноутбуками и готовили материалы против Деда. И солировал там Бегун. Всё, что он рассказал − это его признания. Правда это или нет − не мне судить.

     Генерал действительно изначально пытался добиться для «поплывших» (Бегун и Миронова) досудебного соглашения (т.е. условного срока). И не был ярым сторонником жесткого приговора. Мы были уже отыгранным материалом. Шатило всучил деньги (сам!), Бегуна и Миронову развели (говорю без злобы − мало кто стойко бы выдержал, потому попрошу без обвинений!), показания на Деда даны и … стали ждать реакции Москвы. На нас должно было бы уже всем наплевать.
     Но! Дед съездил в Москву. Поговорил. Хинштейна одёрнули. Генерала Дед вызвал на ковёр в Самаре − поговорили по душам. И т.д. и т.п. Ну как всегда у нас.
     А далее окрик Деда (для Прокуратуры): «А этих му…ов, которые … по полной программе закатать». Парадокс. Сначала Генерал использовал, потом бросил (да плевать на авторитет «слова генерала», когда вопрос стратегический), в итоге для Деда стали врагами. И он дал отмашку. А ведь со временем Деда уберут и наше «Дело блогеров» будет одной из причин.
     Прокуратура отказывает санкционировать «досудебное соглашение». Кто бы сомневался. Хотя Бегун и Миронова этого упорно не хотели видеть. Потом на суде уже попёр заказ.

     Следователь СЧ ГСУ МВД России по Самарской области подполковник юстиции Закаречкин А.Е. сшил уголовное дело «белыми нитками». Там столько ошибок, что это (по закону) ведёт автоматически к отмене приговора. Но, закон у нас наблюдает Прокуратура, а там команда «Посадить!». Вот и замкнутый круг.

     Когда меня задержали, то изъяли все ноутбуки, телефоны и модемы. Я следователю заявил, что есть доказательства моей невиновности (пока не буду говорить какие) и они находятся на моей электронной почте. Следователю я предоставил пароль и стал похохатывать − что же он там нароет по обвинению, если я обладаю неопровержимыми доказательствами, что вымогательства нет. А по закону − следствие и суд (как бы им этого не хотелось) обязаны рассмотреть доказательства с любых позиций (и виновности, и невиновности). Это должно было быть ударом для обвинения.
     Следователь печально всё это опечатал. В ноябре следователь вскрыл корреспонденцию с электронных почтовых ящиков Бегуна и Мироновой и приобщил их к доказательствам… обвинения. Всё правильно. Я ждал, когда же будет изучена моя корреспонденция, которая всё прояснит. Но! 13 ноября 2015 года была произведена выемка моего электронного почтового ящика (почему-то без меня и моих адвокатов) и… ящик пропал. То есть, всё пропало. Доказательства, которые я требовал приобщить к делу как доказательства моей невиновности исчезли. Я был в шоке. Пишу ходатайство о поиске, требую привлечь к уголовной ответственности виновных. Следствие мне подыгрывает. Пишет запрос в Mail.ru и Интерпол с просьбой восстановить содержимое почтового ящика “syndical@mail.ru”. Oтвет приходит отрицательный − это невозможно и т.д. В декабре 2015 г. следователь выходит в суд с ходатайством о продлении мне срока задержания, мотивируя это как раз исчезновением важного доказательства.
     Из Постановления (т.3, л.д.33): «В целях всестороннего и объективного расследования … следствию необходимо получить корреспонденцию электронного почтового ящика “syndical@mail.ru”.  Т.е. следствие констатировало, что без этой корреспонденции расследование не может быть всесторонним и объективным!
     На суде я спрашивал − где моя электронная почта и почему меня лишили доказательств моей невиновности? Закаречкин, прокурор и судья лишь улыбались. Электронные почты Бегуна и Мироновой приобщены к делу как доказательства виновности. Уже после вынесения приговора, моей жене вернули ноутбуки и модемы. Она открывает мою почту и… Вся корреспонденция цела. Что это? Фантом? Хакерские проделки? Всё проще.

     Я затребовал уголовное дело для ознакомления. Мне, по закону, не смогли отказать. Я читаю (всё это в деле!) и ужасаюсь.
     При задержании я отдаю следствию (у Яркина он и так был на тот момент) пароль от электронной почты и говорю, что там доказательства моей невиновности. По всем документам уголовного дела моя почта − sindical@mail.ru.
     Но, т.8, л.д.106-108:
     «Кроме этого в ходе расследования уголовного дела № 201523223 установлено, что на момент производства выемки 13.11.2015 корреспонденция электронного почтового ящика обвиняемого Иванца О.И. (Внимание! − О.И.) «syndical@mail.ru», хранящегося на сервере ООО «Mail.ru», какая-либо корреспонденция отсутствует, что органами предварительного следствия расценивается как воспрепятствование производству по уголовному делу».
     И с 13 ноября 2015 г. следствие начинает искать… несуществующую почту. Достаточно было поменять в названии букву «i» на «y» и все доказательства на время следствия исчезли. Т.е. они как бы были на почте, но следствие разыскивало несуществующую почту. А уже когда «почту не нашли», то в материалах опять исправляется буква и в суде уже нет доказательств моей невиновности, хотя название почты уже написано правильно.
     Следователь не просто всё это сделал с целью сокрытия доказательств, но и ещё набедокурил − всё это есть в материалах уголовного дела!

     Статья 303 УК РФ: «Фальсификация доказательств…»

     Статья 74 УПК РФ: «Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель … устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

     Постановление Пленума ВС РФ от 29.01.1996 г. № 1 «О судебном приговоре»:
«4. …В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены».

     Статья 380 УПК РФ: «Приговор признаётся не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела … если:
2) суд не учёл обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

     Но разве это кому-то интересно? Есть ли правосудие?

     Уголовное дело полностью заполнено фальсификациями.
     Допрос Шатило от 29 октября 2015 года. Следователь называет Наталью Мироновой. Шатило не понимает. Ему она известна как Умярова. Шатило под протокол заявляет (!!!), что лишь сегодня, сейчас от следователя узнаёт, что настоящая фамилия Умяровой Миронова.
     Но! Открываем его же заявление о вымогательстве за 27 октября 2015 г. В нём он утверждает, что деньги с него вымогают Иванец, Бегун и… Миронова. «Ляпус». Понятно, что заявление написано задним числом. И произошла откровенная фальсификация.

     И такого полно. Печально только, что наши адвокаты этого всего не видели. И молчали. Ну да Бог с этим казусом… Могу сказать откровенно − вымогательства не было. Не виноват ни я, ни Бегун, ни Миронова. Не виноваты в вымогательстве. Я рассказал всю суть. Судить вам.

     Такой ли я «пушистый» и не виновный? Не знаю. Я всегда откровенен. Если бы мне привезла деньги Миронова, то я бы не взял. Я бы понял, что это провокация. Тем более 1 млн.руб. Но если бы мне тогда предложили 50 тыс. руб. за удаление материала, то я бы взял. Материал уже был перекопирован, а удаление в интернете в Самаре каких-то постов стоит от 20 до 100 тыс. руб. Это общеизвестно. Но это не вымогательство.
     Бегун конечно же смошенничал, используя нас втёмную. Но это бизнес. А в России бизнес весь мошеннический. Но вымогательства не было. И Бог накажет Шатило. Уж он-то всё понимает...

     Меня арестовали за несколько дней до моего дня рождения (арестован 29 октября, а 2 ноября мне исполнилось 46 лет). Мои маленькие дети (6 и 8 лет) готовили мне подарок - рисовали рисунки. Папа на праздник не пришёл. А дети готовились. Они меня ждут.
     А я ежемесячно жду этапы из Самары. В надежде, что мелькнут знакомые лица. Я им покажу рисунки моих детей…

     Уже в лагере я встретил самарского бывшего силовика, который рассказал мне, что, оказывается, приостановленное уголовное дело по факту покушения на меня 09.10.14 г. было близко к раскрытию, т.к. у следствия было видео подозреваемых, но… видеофайл был изъят и передан тому самому высокопоставленному силовику, который впоследствии вёл прослушку (ПТП) моих телефонов, а до этого я передал его руководству компромат на него.
      (Напоминаю, прослушку вели по ст.282 − экстремистской. Начальник Центра по противодействию экстремизму Нещадимов Вадим Александрович).
О.Иванец                   06.03.17 г.

Листов − 12
Дополнения − 1 лист
Документы − 8 листов

ДОПОЛНЕНИЯ

     1. После моего ареста, Генерал тогда ещё впервые озвучил срок, который я в итоге получу. Озвучил безапелляционно, даже не вникая в суть произошедшего (да ему это было не важно). «7 лет колымских лагерей» − именно так и с улыбкой на лице. В ответ я выпалил: «Для меня это как билет в один конец. Уж легче повеситься». И тогда Генерал закричал: «Принесите верёвку. Иванец будет вешаться».
     Никто верёвку, разумеется, не принёс. Но я реально испугался, т.к. понял, что всё − с этого момента я не гражданин, а бесправный узник. И они действительно позволят себе это шоу, и будут ещё хлопать в ладоши, а потом спишут меня как суицидника.

     2. Как делается информационный наезд?
     «Информационный защитник» предварительно выясняет, что на кого-либо произведён «информационный наезд». Как правило, это или коррупционер, или преступник. Возможно, что и сам «информационный защитник» инициирует «наезд». Рассылает по журналистам, правозащитникам материал. Те его обнародывают. А потом «защитник» приходит к «жертве» и предлагает провести его «реабилитацию», т.е. кампанию «белого пиара». Чтобы цена вопроса была большей, то «защитнику» выгодно усилить «наезд». Т.е. во время переговоров он заинтересован в усилении «компромат-наезда».
     В ответ он обещает «белую пиар-кампанию» и даже снятие всех материалов.
     На Западе это легальные методы информационных кампаний (если речь идёт не о клевете или вторжении в частную жизнь).
     В России «защитник» действует на грани ст.159 УК РФ (мошенничество). Лишь обещая снять материалы у других носителей, он совершает мошеннические действия. Т.к. снять их не в силах. Но мне в приговоре суд записал, что Бегун Д.С. имел техническую возможность удаления материалов (!!?? − как? каким образом? − это суд не уточнил).
     Более того, суд посчитал, что был предварительный сговор, но не привёл доказательств. Общение Бегуна  и Мироновой − это не факт сговора со мной.
     По сути, если бы Бегун и Миронова в своих «чистосердечных показаниях» назвали бы ещё и Чурсаеву, Ромашкину и т.д. в соучастниках и попросили бы их перепостить материал, то осудили бы 5, 10, 20 блогеров. И вменили бы 210 ст. УК − (ОПС, ОПГ) − а это от 12 лет.

Документы: 1. Допрос Бегуна (1 лист)
                    2. Ходатайство Мироновой прокурору Самарской области Кабалоеву о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве от 05.11.2015
                    3. Ходатайство Бегуна прокурору Самарской области Кабалоеву о заключении досудебного соглашения от 17.11.2015
                    4. Апелляционная жалоба Мироновой
                    5. Опрос Мироновой от 18.11.2015
 
Дополнение от Барановой.
     На обороте одного из документов написаны слова:
     «На стр.23 Приговора суд резюмирует: «Действия сотрудников правоохранительных органов были направлены исключительно на проверку сведений… при этом каких-либо сведений о том, что сотрудники полиции склоняли, подстрекали либо иным способом способствовали совершению преступления, не имеется».
      Но на судебном заседании 24 июня 2016 г. я в своём последнем слове (до возобновления судебного следствия) зачитал письмо с почты Шатило, где говорится о давлении на потерпевшего с целью склонить его к провокации двумя высокопоставленными сотрудниками самарской полиции. В дальнейшем они были вызваны  в суд для дачи показаний, но не явились. Тем не менее суд, не изучив данное обстоятельство, в Приговоре безусловно резюмировал: «…при этом каких-либо сведений о том, что сотрудники полиции склоняли, подстрекали либо иным способом способствовали совершению преступления, не имеется».
    (Прокурорша Афанасьева заявила ходатайство о вызове свидетелей − Гриня (зама Солодовникова), Яркина (ОБЭП) и следователя Закаречкина).

     То, что Солодовников принимал участие в допросе Бегуна указано на стр.21 приговора.

     Начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД Яркин прибыл в Самару в начале 2015 года вместе с Солодовниковым из Кирова.

Из последнего слова Иванца 24 июня 2016 г.
     Судебное следствие полностью подтвердило законность непосредственно моих действий. Я выставил в сети интернет достоверный материал, строго в соответствии с Конституцией. Шатило приложил усилия, чтобы этот материал убрать. Все требования выдвигались МНЕ, а не наоборот. Во время суда было подтверждено, что инкриминируемая сумма 3 млн рублей мне даже была не известна. А сумма в 1 млн рублей была сообщена лишь в момент оперативно-розыскного мероприятия.
     В материалах уголовного дела есть исходящее письмо с почты Шатило, которое почему-то не было озвучено на суде. Я бы хотел лично привести это письмо.
     Господин Шатило пишет, что к нему обращается начальник ОБЭП области Яркин и генерал Солодовников. И информируют господина Шатило о том, что с него вымогают миллион триста тысяч. Дальше Шатило пишет: «Мне вышеуказанные блогеры ничем не дороги. Но писать заведомо ложное заявление, не в моих принципах. Тем более, что это похоже на провокацию. Сегодня я встретился с моим знакомым Дмитрием Бегуном и узнал, МОЖЕТ, в моё отсутствие с ним обсуждали сумму, которую они хотят с меня получить? Он заверил меня, что о деньгах речи не было. Я, конечно, могу написать то, о чём меня просят. Прошу вашего совета и рекомендации, как поступить».
     Данное письмо с почты Шатило уходило в администрацию господина Бабича 27 октября. Во время суда выяснилось, что Бегун действительно 26-го числа встречался с Шатило и обсуждали ВОТ ЭТОТ момент с провокацией…
     У меня никаких претензий нет к Шатило. Я понимаю, что Шатило поучаствовал в данной комбинации с целью спасти свой бизнес. Вполне возможно, так.
    

                                                      Из показаний Бегуна 27 июня 2016 г.
     На следующее утро или через день мне позвонил Сергей Францевич и сказал: «Дим, надо срочно подъехать в офис». Я приезжаю, и он говорит: «Меня с утра вызывали Солодовников и Яркин. Сказали, что Иванец и Умярова вымогают у меня 1 млн 200 тысяч рублей. Был ли какой-то разговор?».
     Я ответил, что разговора по деньгам не было и близко. Потому что встреча прошла плохо. Ну, люди сели, поговорили друг с другом, посмотрели и разошлись ни о чём.
     И тогда Сергей Францевич выдал мне фразу, если не ошибаюсь, она есть в видеозаписи нашего разговора. Он говорит, что Солодовников и Яркин сказали ему, что у них есть «железная доказуха» о том, что ребята вымогают с него 1 млн 200 тысяч рублей. Что его вызывали, и ему об этом было сказано.
     Потом возникла ситуация, по которой нас обвиняют в вымогательстве. Мне было непонятно, почему, когда мы с Шатило договаривались, что мы ничего не снимаем, что мы не обращаем внимания на публикацию в блогах Иванца и Умяровой, вообще не обращаем внимания на то, что пишется в сети интернет. Моя позиция совпадала с позицией Шатило, это:
1) не надо обращать внимания;
2) не надо платить;
3) никакой интернет не заменит телевидения.

     Поэтому у нас была подготовлена компания с расчётом на использование федеральных СМИ, в том числе телевизионных, экспертных, печатных и, по мере необходимости, сети интернет.
     У тех, кто следит за этой историей, тоже мог бы возникнуть вопрос: «А что произошло?». Почему в один день Шатило говорит: «Нет, всё! Мы снимаем!»?

Из показаний Мироновой 27 июня 2016 г.
     Миронова: А можно я добавлю, ваша честь? После того, как меня посещали оперативные сотрудники, и оперативные сотрудники в Сызранском СИЗО, вопросы были разного рода, только не касающиеся Шатило. Были вопросы, с кем из чиновников я общаюсь, какие коррупционные схемы знаю, какие тёмные дела Бегуна я знаю. Что меня связывало с теми, кто в моей телефонной книжке. Но по Шатило не было задано НИ ОДНОГО вопроса. То есть, это дело вообще никого не интересовало.


     Иванец упрекает адвокатов, якобы они пропустили тот факт, что Шатило НЕ писал заявление о вымогательстве. На самом деле, на суде об этом говорилось много раз и адвокатами Иванца, и адвокатами Бегуна.
    Шатило 29 апреля в суде признал, что он не хотел связываться с блогерами, не хотел писать заявления. Полицаи насильно заставили его принять участие в этой гнусной провокации. Заявление было написано уже после ареста блогеров.
     Судья Дерунов в приговоре вынужден оправдываться. То есть, просто не заметить этот довод защиты судья не мог. Цитирую приговор: «Вопреки утверждению защиты, устное заявление потерпевшего Шатило С.Ф. о вымогательстве у него денежных средств было подано и зарегистрировано в органАХ полиции 27.10.2015 года за № 10294, после предупреждения Шатило С.Ф. об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Доказательств, свидетельствующих о составлении протокола о принятии устного заявления о преступлении от Шатило С.Ф. «задним» числом, либо под давлением сотрудников полиции, суду не представлено» (стр. 23).
     Итак, в каких именно органах приняли устное заявление Шатило, и сколько было этих органов, судья Дерунов не указал. Сам Шатило не помнит, куда именно он звонил.
     В приговоре несколько раз говорится, что полицаи вызывали к себе Шатило и уговаривали написать заявление, что блогеры вымогают у него 1 млн. 200 тысяч. (стр.6, 7, 11 приговора).

  • 1

Письмо Иванца - 3

Пользователь fynjygun сослался на вашу запись в своей записи «Письмо Иванца - 3» в контексте: [...] Оригинал взят у в Письмо Иванца - 3 [...]

мда интересно...но нисколько не удивляет.
Удивляет, что Иванец удивляется.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Письмо Олега Иванца из колонии

Пользователь blog_matveev сослался на вашу запись в своей записи «Письмо Олега Иванца из колонии» в контексте: [...] Окончание: http://n-p-baranova.livejournal.com/96593.html [...]

  • 1